• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:21 

Люди будущего.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я уже привыкла к тому, что часто встречаю на улицах призраков из прошлого. Бывает, идешь себе, идешь, видишь лицо знакомое, поздороваешься, дальше идешь, и вдруг вспоминаешь - да как же так, ведь умер этот человек давно. Как же можно было его вот так встретить?

Когда умерли мои пра, я часто видела их смотрящими из окна, когда гуляла во дворе с друзьями. Увижу, помашу рукой, мол, тут я, не потерялась, дальше гуляю. И вдруг вспоминаю, что похоронили ведь их... А вот ведь смотрели из окна, искали меня глазами в ребячьей толпе, беспокоились. Мне не было страшно, все-таки, мои пра, родные. Что плохого могут сделать они своей любимой внученьке? И только бабушка с мамой пугались, когда я им рассказывала, что снова видела деда Сашу и бабу Тоню.

А постепенно, чем больше знакомых людей умирало, тем чаще я видела мертвецов. Кого-то просто вижу идущим по раз и навсегда заведенному маршруту, как Виктора Гурича. Он и стареньким совсем совершал обязательный моцион, проходя по нашей улице со своей неразлучной палкой-клюкой. Бывает, вижу его, удивляюсь, что вот старый же уже совсем, еле ходит, а тут такая погода - и все равно гуляет. А потом вспоминаю, что уж лет десять как нет его в живых. Бабу Симу вижу на рынке, ругающейся с продавщицей о цене на рыбу. Бабу Симу всем подъездом схоронили в 1999г. Недавно Андрея Чуканова видела с новой подружкой в обнимку. Хмыкнула про себя, что каждый месяц у него новая краля. А Андрюху два года назад пьяного машина сбила. Отца часто стала видеть после того, как он умер. Чаще, чем когда живой был. И все время удивляюсь, что это отец в нашем городе делает, по каким-таким делам приехал - он в Москве жил и в Щелково никогда на моей памяти не наведывался после того, как от нас ушел.

Вообщем, свыклась я уже с тем, что частенько вижу и иногда даже обмениваюсь какими-то банальными приветствиями с людьми, вроде как покинувшими уже этот свет. Но недавно я начала видеть призраков из будущего, и это меня озадачивает.

Стояла в магазине в очереди на кассу, и женщина передо мной пробивала бутылку водки и пачку пельменей. Когда она лицом ко мне повернулась, я машинально брякнула: "Здрасьте, теть Тань", и подумала, что вот ведь как постарела за пять лет и совсем уже спивается, жалко... Почему за пять лет? Почему спивается? Все у тети Тани хорошо сейчас, семья, и дети, и работа. И не старая она, и не пьет вовсе. А только та женщина в магазине тетей Таней была, потому что поздоровалась она со мной так, как только тетя Таня здоровается. Что случилось с ней за еще не прошедшие пять лет?

В метро углядела бывшую сотрудницу по работе. Постаревшую, похудевшую. И забилась в угол вагона, чтобы избежать встречи. Знала, что она плакать начнет на болезнь свою и на сына, институт бросившего, совсем мать не жалеющего. А мне неловко, когда мне начинают жаловаться на жизнь ровесницы моей мамы. Не знаю я, что в таких случаях делать и как себя вести. И все бы ничего, но только недавно я получила письмо от девушки, которая продолжает с этой моей бывшей коллегой работать. И девушка жаловалась, что совсем ее наша общая знакомая затиранила бессмысленными поручениями и заданиями. И писала она про нее, что "видать, здоровья много, энергию девать некуда". Если б та болела той болезнью, которая мне в призраке почудилась, так ведь не писала б так про нее эта девушка, верно? Да и сын у призрака только в этом году школу заканчивает.

И вот думаю я теперь, на пустом ли месте галлюцинирую, или на самом деле у двух моих знакомых так судьбы сложатся? Хорошо бы нет.

@темы: доброта дней, живые души, когда деревья были большими, происки сознания

22:59 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
20.04.2009 в 19:02
Пишет Armilla:

Сегодня вечером - День Катастрофы...
23.04.2006 в 23:39 Narcis написал(а):


ЙОМ hа-ШОА - День Катастрофы
Над просёлками листья - как дорожные знаки,

К югу тянутся птицы, и хлеб недожат.

И лежат под камнями москали и поляки,

А евреи - так вовсе нигде не лежат.



А евреи по небу серым облачком реют.

Их могил не отыщешь, кусая губу:

Ведь евреи мудрее, ведь евреи хитрее,-

Ближе к Богу пролезли в дымовую трубу.



И ни камня, ни песни от жидов не осталось,

Только ботиков детских игрушечный ряд.

Что бы с ними ни сталось, не испытывай жалость,

Ты послушай-ка лучше, что про них говорят.



А над шляхами листья - как дорожные знаки,

К югу тянутся птицы, и хлеб недожат.

И лежат под камнями москали и поляки,

А евреи - так вовсе нигде не лежат.



(А.Городницкий)






URL записи

URL записи

URL
05:26 

Книга Натаниэля. Автором - Polumrak

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
- Так, давай ещё раз. - сказал Моисей, поднимая скрижали.
- Слушай, тебе не надоело? - спросил Господь, лениво потягиваясь.
- Это же Закон Для Моего Народа! Ну скажи, я что-нибудь забыл?
- Не знаю... Ты записал про день субботний?
- Записал. - сказал Моисей, сверяясь со скрижалями.
- Тогда всё.
- Тут ещё "не убий", "не укради", "не прелюбодействуй"...
- Это ты сам решай... Ты про фиолетовое исподнее записал?
- Мы от неё отказались.
- Ну ладно... А знаешь что...
- Не знаю!
Господь встал со скалы и прошёлся чуть-чуть, почёсывая живот.
- Запиши ещё так: "Молочные соусы не сочетаются с мясом диких животных".
Моисей опустил занесённое зубило.
- Опять?.. Мы же договорились, никаких кулинарных советов! Заветы, а не советы!
Господь помрачнел.
- Ха! - сказал он мрачно. - Мы не едим свинину, мы не едим крольчатину, мы презираем раков, мы отрицаем угря - и мы не даём кулинарных советов! Пиши, Моисей, пиши!

@темы: находки россыпью

21:46 

Проходила мимо старой моей школы и думала

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Странным образом не довелось мне в школе стать предметом насмешек и издевок. В принципе, все необходимые и достаточные для этого условия имелись у меня в наличие в избытке. Ребенок я была капризный, обиженный жизнью, быстро готовый расплакаться и в то же время с диким желанием вызывать симпатию и дружеские чувства. Плюс ко всему, мы были по-настоящему бедны, и одежда моя стоила в десятки раз дешевле, чем одежда моих одноклассников. И как будто этого было недостаточно, я была долгое время еще и самой полненькой девочкой в классе. Толстенькой не была, но благородная анорексичность моих одноклассниц весьма неудачно оттеняла мое крепкое телосложение.

Я так до сих пор и не понимаю толком, почему я, оставаясь все школьные годы белой вороной, тем не менее не была изгоем. Может быть, потому что, несмотря на все бедноту одежды, она у меня была необычная. Бабушкины блузки с рюшами, мамины длинные юбки и мамины же туфельки, штопаные-перештопанные - я даже не пыталась из того жалкого гардероба, что у меня имелся, создавать подобия тогдашним молодежным модам. Это было бы очень смешно, на это моих мозгов хватало.

Может быть, у меня был слишком вспыльчивый и агрессивный характер. Если мне только чудилось, что меня обидели, я бросалась на обидчика без промедления. Бросалась, вооружившись тем, что в буквальном смысле подворачивалось под руку. Помню, это бывали и туфли, и портфель, и линейки, и даже один раз ученический стул. Мне, конечно, говорили, что я сумасшедшая. Зато если кто-то замечал, что я вспыхиваю, и сейчас наброшусь - меня сразу начинали успокаивать и утешать, говорить, что, мол, никто даже не думал меня задевать.

Может быть, ехидная любовь уважаемых моими одноклассниками учителей сделала свое дело. Не все учителя меня любили, но большинство - да. Правда, это была странная любовь. С ехидными подколами и ироничными замечаниями. Но тем не менее, я чувствовала, видимо, как и весь наш класс, что это была именно странная такая любовь. И если дети невольно перенимали отношение ко мне тех взрослых, кто был несомненным авторитетом и примером для подражания, то да, свое дело сделали учителя.

Может быть, выбранная мною в далеком пятом классе прямолинейность в разговоре играла роль. Я помню, как кипя разочарованием после проигрыша в волейбольном матче между парнями и девчонками (я была капитаном девчоночьей команды), стиснув зубы подошла к капитану мальчишек и пожала ему руку на глазах всего класса. Поздравила с победой и пообещала обязательно обыграть его в следующий раз. Кстати, может быть мои успехи в волейболе тоже были мне на руку. Но репутацию "белой вороны" снискала мне именно прямолинейность, которой тогда не ждали еще дети друг от друга. Я любила удивлять, сказав что-нибудь вроде "Ты, конечно, замечательный парень и очень мне нравишься, но если еще раз попытаешься меня задеть - врежу".

То, что девочки относились ко мне с вынужденным признанием, я еще могу понять. Уговорить парней принять участие в нелепой сценке под какую-то "попсятину", от которой принято воротить нос каждому уважающему себя старшекласснику, могла только я. А вот почему я это могла - не знаю. Почему парни велись на уговоры? Почему невыносимо серьезный Миша морщился, но одевал парик из "дождика"? Почему после уроков меня приглашали гулять и пить пиво в мальчиковой компании, хотя я никогда не была в полном смысле "своей в доску"? Я не была красивой. Не была интересной. Короче, если что во мне хорошего тогда и было, то, во-первых, в зачаточном состоянии, а во-вторых, ну явно не то, что ценят школьники.

Так и осталась у меня моя школьная бытность загадочной загадкой. А главное, даже спросить не могу ни у кого. Потому что не знаю, а что спрашивать-то? Почему признали человеком? Почему не обижали? Почему были такие милые и хорошие? Может, кстати, дело все не во мне. Это чертов эгоцентризм направляет весь фокус внимания на собственную сущность. Может, просто у меня были замечательные одноклассники. Мне вообще очень везет на людей.

@темы: живые души, когда деревья были большими, отражение попутчика, происки сознания

14:55 

Очень пробрало...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
17.04.2009 в 10:30
Пишет Diary best:

Пишет Oz Bezarius:

Минута славы по-британски
Некая Сьюзен Бойл умудрилась благодаря шоу талантов прославиться на весь мир. Но, признаюсь, я уже несколько раз пересматриваю ее выступление. Это действительно потрясающе - как вначале зрители и судьи относятся к некрасивой и немолодой деревенской женщине с насмешкой и скептицизмом, а затем меняются в лице когда она начинает петь. И я впервые вижу, чтобы член жюри Симон Ковелл так искренне чему-то радовался!

Ссылка на выступление

URL записи
Не свое | Найдено

URL записи

@темы: находки россыпью

23:30 

Пришвин. О собаке.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
В тревоге без памяти отдаемся труду до изнеможения, а собачка сидит рядом и глазами своими говорит: "Брось пустяки, не вертись, пойми, а потом делай, пойми сразу и начинай!"
Самая пустая собачонка, а вот как трудно забыть эти глаза...

Все собаки в народе делятся на умных и глупых: умные собаки, злые, любят только одного хозяина, а других людей к себе не подпускают. Глупая собака любит всех людей, всем доверяет и предпочитает хозяина другим только потому, что она ему отдана, как Татьяна своему генералу.

Подбор таких собак, по-моему, происходит не случайно... У меня есть основание, почему я предпочитаю собаку, любящую не одного меня, а всего человека: я сам точно так веду себя в отношении моих близких глупо и требую тоже от них, чтобы моя персона не заслоняла собой всего человека и они бы тоже не застилали мне свет солнца.

Мало того, только в таких отношениях я понимаю свободу, а эгоистов с их злыми собаками считаю убийцами духа.

Вот почему я бессознательно подбираю себе собак благороднейших, способных возвышаться над собачьими инстинктами, и не обращаю никакого внимания на то, что их считают шалавыми. И наша дружба с такими собаками вообще является как следствие общего великого душевного переживания, радости не дома, а в полях и в лесах.

И потому всех собак я разделяю не на умных и глупых, а на домашних злых и чисто охотничьих, с раскрытой душой ко всему человеку.

Я понимаю, если собака моя ложится на пол и прижимается непременно к моей ноге, это для того, чтобы я во время сна ее не ушел. Понимаю ее, как собаку. Но если ночью, когда идти некуда, она проснулась, ей стало не по себе почему-то, и она, взяв зубами свой тюфячок, подтащила к моей кровати на другой стороне комнаты, и уснула, и была довольна, что спала не с печкой, а рядом с человеком, - это у нее человеческое чувство одиночества и жажды близости, и это от человека у нее.

... У собак перед всеми зверьми особенная любовь к человеку. Характер этой любви такой же, как любовь слепцов к молочной матери. Собака, выхваченная из дикой жизни, сохранила, вероятно, чувство утраты всей матери-природы и на веру отдалась человеку, как матери. По собаке заметнее всего, какая возможность любви заложена в звере и вообще в дикой природе.

@темы: находки россыпью

20:40 

Уже скоро...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я соскучилась по этому беспардонно синему небо и слепящему белому солнцу. По этим безумным пальмам и хрустящим финикам под ногами. Я соскучилась по рыжей земле и каменистым лесам. И по ощущению защищенности. Оно странное такое... Словно с того неба сам Создатель смотрит на своих детей, и хранит. Это такое странное чувство. Оно не сразу приходит. И еще позднее осознается. Собственно, с этим ощущением "под покровом Всевышнего, под сенью Всемогущего" засыпаешь, с ним просыпаешься, с ним живешь, но даже толком не осознаешь, что именно чувствуешь. Я когда осознала? Когда сошла с самолета под наше московское небо. Я люблю наше небо. Оно красивое, почти всегда с грустинкой, и совсем всегда удивительно высокое. Равнодушно высокое. Мне нравится это равнодушие, как ни странно. Благодаря бесконечной равнодушности нашего неба так четко понимаешь свою суетность, ничтожность каких-то проблем, мимолетность собственной жизни... Это хорошее чувство. Оно создает состояние некой отрешенности и одновременно полноты жизни. Но под нашим небом я ощущаю себя брошенной. Беззащитной, забытой, потерявшейся. А под тем небом я чувствую себя в ласковых руках. Под ласковым взором. Окутанной участием и симпатией. На самом деле, по симпатии, исходящей с вечного неба, я так соскучилась...

@темы: Святая Земля, слова вместо карандаша

20:33 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Мне нравится эта весна. После невероятно тяжелой зимы эта весна кажется хорошей компенсацией.

Под окном проклюнулся первый цветок мать-и-мачехи. Мы еще детьми любили этот цветок за то, что он первый, желтый и с таким названием. А когда бабушка объяснила нам, почему он так называется, мы его еще больше полюбили. И терли друг другу щеки его листьями. Мягкой стороной - "мать", шероховатой - "мачеха".

Щенята выкатываются на дорогу, смешные, толстенькие и неуклюжие. Смело облаивают каждый редкий автомобиль, припадая на передние лапы и виляя хвостами. Усталая их мать снисходительно наблюдает за детскими играми и искоса оглядывает окрестности - не появятся ли обидчики, не придется ли защищать неразумное потомство.

Из школы стайками выбегают девчонки, все как одна в солнечных очках и туфельках. Теплые дни - самое время пофорсить от души, отмахнувшись от досаждающих со своими "перчатки, куртка, теплые сапоги" взрослых.

Пусть с ним, с похолоданием. Весна уже вовсю, уже не отступит, и любые холода будут не зимними, весенними, что сделает их гораздо более приятными.

@темы: доброта дней, слова вместо карандаша

20:27 

Университет

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Когда ездила в универ забирать документы, вглядывалась в лица студентов - а не встречу ли знакомых? Странно, конечно, было бы встретить, столько времени с тех пор прошло. Я свою группу-то никак не могла вспомнить, архив меня по фамилии искал... А все равно всматривалась. И мне все время казалось, что массовка осталась та же. Казалось, что это те же самые люди, которые учились одновременно со мной, которые примелькались, но чьих имен я никогда не знала. Прислушивалась к разговорам - и разговоры все те же. Тех же преподавателей обсуждают, те же предметы навевают скуку. Словно ничего и не изменилось.

Разумеется, изменилось. Моих любимых не преподавателей даже, учителей - нет. Не работают больше. Как много потеряли новые студенты в лице наших суровых, неравнодушных, болеющих работой и учительством старых мастеров. Может, новые тоже не плохи, но наш поток был просто-таки обласкан вниманием настоящих-пренастоящих чудесных людей. А еще сделали во всех корпусах ремонт. И теперь там снова пахнет краской. Точно такой же запах сопровождал весь наш первый курс - мы начинали учится в новом, с иголочки, здании.

А в библиотеке сидят все те же библиотекари. И также ругаются на тех, кто приходит в верхней одежде. И вахтеры прежние. И буфетчицы. И декан наш с замдеканом остались. А остальных нет. И палатки с мерзкими гамбургерами нет. Мы на большом перерыве бежали не в столовую, а к этой палатке, стояли длинную очередь, ругались на едва подтаявшие, а вовсе не горячие, гамбургеры. Но все равно шли туда. Почему? Не знаю. Наверно, никто не знал. Но было в этом что-то такое, свободное и залихватское. По-настоящему студенческое. А если сбегали с особо томных пар, в той же палатке брали салаты. К ним никогда не было вилок, и мы, оккупировав ближайшие карусели, ели эти салаты палочками, отломанными с кустов. И чувствовали себя китайцами.

Я вспоминала наши университетские годы, нашу группу, эти вот совместные побеги с пар, коллективную подготовку к экзаменам, ощущение причастности к некоему таинству. Студенты. Университет. Будущее. Было хорошо. Так отчетливо вспомнилось это хорошо, что захотелось вернуться и повторить. А потом вспомнилось другое. То, из-за чего я в свое время ушла, так и не закончив третий курс. Вспомнила, какое бешенство вызывала сама идеология нашего заведения. Вспомнила, как до хрипоты ругалась с профильными преподавателями о том, как надо и как нельзя относится к человеку и проблемам. Вспомнила, как ночами конспектировала монографии старосоветских ученых, как болели пальцы от этой писанины, которая никогда не пригождалась. Вспомнила и расхотела повторять. Да, хорошее было время. Самая весна молодости. Первая свобода, первая бесшабашность, первое ощущение распростертых впереди необозримых горизонтов и далей. Хорошо, что это было. Хорошо, что это не повторится. Хорошо, что мне это так хорошо запомнилось.

А все же лица студентов не изменились.

@темы: когда деревья были большими

20:24 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я вредная. Я такая вредная. Почему мне не дают за это положенное молоко? Я где угодно могу доказать и подтвердить свою вредность. И привести свидетелей. Правда, молоко я не люблю, но согласна и на хлеб. Когда хлеб столько стоит, было бы очень здорово получать его бесплатно, просто за вредность.

@темы: отражение попутчика, просто

11:03 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Есть кусочки мира, которые словно застыли во времени. Жизнь вокруг меняется, а они остаются все те же. Недавно заглянула к букинистам на Комсомольской. Те же люди, те же цены, тот же ассортимент. За 20 рублей можно отыскать в куче хлама настоящие сокровища. А если поискать, то и за 10. Точно также, как пять лет назад. Тогда, с каждой стипендии я набирала там целые охапки книг и книжиц. Сейчас я привожу им те книги, которые не хочу больше иметь у себя дома. Один продавец, принимая у меня всю эту макулатуру, хитро прищурившись заметил, что ни единой книги, купленной у него, я не вернула. Прошло пять лет. Сколько у него было покупателей? Сколько через него прошло книг? Он не ошибся - книги, найденные мною у него я буду хранить в надежде передать детям. Может быть, они успеют застать это забытое временем местечко на Комсомольской площади. Может быть они даже будут рыться в кучах книг под взглядом этого самого продавца. Он чем-то похож на настоящего волшебника. Борода, поблескивающие очки и добрые руки. У него необыкновенные руки. Когда он берет книгу, кажется, что в тот же момент он руками же ее и прочитывает.

Вообще, книги всегда создают месту какую-то атмосферу волшебства. Даже эти серийно-безличные книготочки вроде "Нового книжного" обладают своей магией. Но им не сравнится с магией неказистых закутков Комсомольской площади.

@темы: доброта дней

11:00 

Моя крепость.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Та комната, что сейчас моя, раньше была комнатой моих пра. Конечно, вся остальная часть квартиры тоже была их. Может быть, эта комната была даже в меньшей степени обитаема, чем кухня или большая комната. Тут только спали. Но если я думаю о своем доме, то я думаю в первую очередь о своей комнате. А если я думаю об истории своей комнаты, то первые ассоциации, приходящие на ум - это комната моих пра.

В ней стояли вдоль стены две кровати, знаете, из тех, что с металлической сеткой и перилами в ногах и изголовье. Или перила бывают только по бокам, а те штуки имеют какое-то свое название? Не знаю. В детстве я их считала перилами, и сейчас считаю ими же. Еще стоял старый книжный шкаф с застекленными дверцами и шторками на них. Этот шкаф сейчас в комнате моей бабушки. Все с теми же шторками. Кстати, он никогда толком и не был книжным. Пра хранили в нем какие-то крупы и еще, помню, шахматы. Шахматы были для меня сокровищем, которым изредка можно было поиграть, поэтому к шкафу, долгое время скрывавшему в своих тайниках это сокровище я питаю очень нежные чувства. Так, значит, шкаф. И еще один шкаф, платяной. Мало того, что он до сих пор стоит в этой комнате, так еще и на том же самом месте. От эдакой глыбы так просто не избавишься и не передвинешь. Да и нужды не возникало. Платяной шкаф тем замечателен, что на метр где-то ниже потолка заканчивается. Если открыть дверцу отделения с полками, то по полкам, как по лестнице, можно было залезть на шкаф и там лежать, глядя в потолок, который очень по-новому воспринимается, когда находится прямо перед носом. А на потолке сохранились карандашные каляки времен моего непутевого детства. Сейчас на шкафу пылится громадный гепард. А когда гепарда не было, я порой лежала на этом шкафу, глядя в потолок, и воображала разные небылицы. Наверняка в комнате было и еще что-то, но, увы, остальных "что-то" моя память не сохранила.

Когда пра умерли и мы перебрались в их квартиру, эта комната почему-то без вопросов стала моей. По ней мигрировали диван, заменявший мне кровать, и письменный стол. Где они только не стояли... И еще сервант. При жизни пра он стоял в большой комнате, а потом почему-то перебрался ко мне. Сервант я не любила. В нем было много хрустальной посуды, которую каждые выходные надо было протирать. А все отделения и полки занимали мамины документы и прочие нужные штуки. Мама уехала, стекла я оклеила картинками ровно настолько, чтобы посуда себе там спокойно пылилась и не мозолила глаза. На освободившемся от мамы пространстве зажили мои книги и косметика. Окончательно покорен сервант стал после того, как занял свое место поперек комнаты, деля ее логически на часть рабочую и отдыхательную. И заднюю стенку серванта, разлученную отныне со стеной, я преобразила. Разрисовала и прибила полочки для свечек.

Еще в моей комнате был сооружен аналог книжного шкафа из поставленных друг на друга лишних книжных полок. Письменный стол разросся, обретя напарницу-парту, списанную некогда из моей родной школы за ненадобностью. И теперь это своего рода письменный угол, где хватает места и для компа, и для тетрадок и даже для различных недоделанных поделок.

Моя комната становилась моей не сразу. Какую-то мебель она категорически отвергала, какую-то настойчиво притягивала из других уголком дома. На какой-то момент стены запросили художеств, которые и были на них нанесены прямо поверх обоев обычной гуашью. Вещи порой годами ползали от стены к стене, в поисках своего настоящего места. Частично видоизменялись при этом. Что-то оклеивалось, что-то окрашивалось, что-то обвязывалось. И в итоге комната стала такой, какая есть сейчас. Моя. Жилая. Живая. Уютная. Сюда я приползала залечивать свои раны, отсюда снова уходила в большую жизнь. Комната всегда ждала, всегда принимала. Сейчас я снова готова ее оставить. Но обязательно буду навещать. Ведь я скучаю по ней не меньше, чем она по мне. И иногда больше, чем по живым людям.

@темы: слова вместо карандаша

10:57 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Снова учусь заговаривать с незнакомыми людьми на улице и в различных общественных учреждениях. Когда я этого не умела вовсе, потом научилась, а сейчас вот, долго не имея практике, с удивлением обнаружила, что навыки исчезли. Восстанавливаются, но очень медленно. Поймала себя на том, что основным препятствием является страх выглядеть глупо. Из-за этого чувства легко можно пройти мимо больного человека на улице, испугавшись попасть впросак с ненужной помощью. Очень и очень неприятно снова обнаруживать в себе эту гадость. Избавляюсь.

@темы: просто

23:55 

Шма, Исраэль

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
И браслетом на тонком запястье
Стала змейка, дитя пустыни…
И навеки лишь в Божьей власти,
Неподвижное тело стынет…
Шма, Исраэль, дети твои – стебли для жатвы скорби,
Шма, Исраэль, вспомни живых, мертвых Господь вспомнит,
Шма, Исраэль, плачет Рахиль, дети ее – где же?
Шма, Исраэль, ветром сухим бог ей уста смежил…
Только пепел в моих ладонях,
Улетает он в небо, в небо…
И над миром свирель стонет,
Разрушается сердца крепость…
Память павшим, до встречи, дети,
Ваш народ подождет в Шеоле,
Но над миром разносит ветер
Отражение нашей боли…
Шма, Исраэль, птицы летят, кто же в гнездо вернется?
Шма, Исраэль, горечь утрат ночью в душе бьется,
Шма, Исраэль, пламя свечи что не прикрыл, милый?
Шма, Исраэль…Кто различит завтра мою могилу?
Шма, Исраэль…

Мария Хамзина

18:37 

Разные формы человеколюбия

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Неправду говорят, будто в нашей стране различные организации людей не любят. За все учреждения сказать не возьмусь, но в ГУВД по МО людей очень любят! У них справки о несудимости выдают с 14 часов, а заявление на проставление апостиля на этих справках принимают исключительно до 14. То есть, хочешь, не хочешь, а минимум четыре раза к ним приедешь. Заявление написал и уехал. Потом за справкой приехал. Потом приехал, другое заявление написал. Уехал. И снова приехал за получением. И как иначе объяснить такой сложный график выдачи-подачи, как ни сильным желанием и острой необходимостью как можно больше раз встретиться с человеком.

@темы: происки сознания, доброта дней, диво дивное

18:34 

Время собирать и время разбрасывать

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Когда я была маленькой девочкой и ходила в коротких платьицах, я любила собирать на улице камни. И складывать их в кармашки на платьях. А потому что иначе зачем существуют на одежде карманы? Дома на меня ругались, коллекционные камни выбрасывали, а платья стирали и зашивали. И на следующий день я снова приходила домой счастливая, с карманами, битком камнями набитыми. Мне говорили, что у девочек на платьицах кармашки для носовых платочков. Я не верила. Но покорно разрешала класть мне в каждый кармашек по платочку. И маме приходилось стирать каждый день кроме платья еще и платочки. Потому что они пачкались от соседства с камнями. И никакие шлепки и упреки, мольбы и наказания не отучили меня любить камни и постоянно их собирать. Собирать везде и повсюду распихивать. В итоге мою сумки и рюкзаки время от времени обнаруживают в себе настоящие залежи сокровищ.

Сейчас у меня для камней есть специальная полка. Их там много, все разные, и каждый хранит в себе историю для меня.

Есть там камни-булыжники. Ну, почти булыжники. Серые, с острыми краями, угрюмые и суровые. Это камни с берегов Байкала. В них есть частичка того древнего мира, которым живет Байкал. Я беру их в руки, чувствую их тяжесть, прохладу и угловатость, и словно снова стою на берегу этого великого и мудрого озера.

Есть камушки маленькие, округлые, белые. Галька с моря. Они всегда теплые, и легкие, и какие-то легкомысленные. И если их лизнуть, то они окажутся солеными. Ради эксперимента я один такой камушек очень долго отмачивала в воде. Но он все равно остался соленым. Морские камни пропитаны морем и солнцем.

Есть один здоровенный такой каменюка... Я его много лет назад привезла из Череповца. Тайком от родственников - они бы выкинули его запросто, потому что тяжелый. Такие камни в тех деревнях используют как груз для квашеной капусты. Мой камень еще мелкий, 6,5 кг всего, а там встречаются настоящие камни-великаны. В мелких речушках, где воды по колено, а иногда и по щиколотку еле-еле, по таким камням легко можно пройти от истока и до места впадения речушки во что-то более солидное и глубоководное. Прыгаешь с камня на камень, и ноги даже не замочишь. Череповецкий камень крапчатый, желто-коричнево-белый. Почти круглый. И он звонкий, как тот ручеек, откуда был взят. Дзынкнешь по нему ключом или обычной даже вилкой, и он еще долго сам по себе в глубине звенит и вибрирует.

Есть два камня из Оптиной пустыни. Один я нашла в сосняке. Обычный какой-то камень, с крапинками чего-то угольно-черного и слюды. Бабушка моя его очень любит. Говорит, что от него веет покоем и умиротворением. А мне кажется, от него до сих пор едва уловимо тянет разогретой сосновой смолой и ладаном. А второй камушек сложнее. Выкопан был он возле болота. Вроде бы и та же Оптина Пустынь, а место мрачное, тревожное, не сосны, а ели. Но болоте тина и ряска, берега топкие, а камень мхом кое-где поросший. Мох уже давно высох, побурел, и от этого камень кажется весь в пятнах ржавчины. Неспокойный у этого камня характер. В плохую погоду норовит упасть на босую ногу, или краем свои оцарапать плечо... С ним приходится осторожно. И пахнет он застоялой водой, грибами и тиной.

Есть камни, подобранные возле тех домов, где мне довелось пожить. Обломки гранита, щебенка, просто красивые камушки, чьих имен я до сих пор не знаю. В каждом - место и история. Каждый что-то значит для меня. Каждый может о чем-то рассказать.

Как-то я искала азотистые камни для горшечных растений. И что-то никак не удавалась нигде их найти. И тут, договорившись встретиться и погулять с молодым человеком, по дороге я словно по наитию заглянула в обычную палатку, где все для цветов продается, и обнаружила там эти самые камни. А расфасовки были все по 3 кг. А меньше никак. От радости, что наконец-то нашла и из страха, что вдруг все раскупят, пока я гуляю, я упаковку купила. Она аккурат в мою сумку поместилась. Встретилась с молодым человеком, и он, по джентльменской привычке, забрал у меня сумку, чтобы, значит, девушка не таскала всякие обременительности в руках во время гуляний. Забрал и ахнул. "Что у тебя там? Кирпичи что ли с собою носишь?"- спросил он. "Ну, почти". Мне было очень смешно наблюдать глаза человека, которому показали невероятно ценные килограммы камней, захваченные на прогулку.

Ходила в магазин, и меня с ног до головы окатила грязью машина. Там вдоль тротуара забор стоял, от дороги поглубже не спрятаться. Пришла домой вся в расстроенных чувствах. А бабушка рассказала историю про деда. Как-то он все мечтал о красивом светлом пальто, и бабушка ему его сшила. И в первый же день, когда он вышел пофорсить, оказался точно в такой ситуации, как я с этой машиной. То есть, на проезжей дороге глубокие лужи, он видит, как на него несется машина, а отойти некуда. Деду стало очень жаль и новое пальто, и свои нервы... Потому что убитое в первый же день носки пальто, с таким трудом сшитое, бабуля ему припоминала бы еще месяцы, если не годы. Но дед не растерялся. Осмотрелся по сторонам, подобрал какой-то кирпич, встал лицом к приближающейся машине, и угрожающе ей кирпичом погрозил. Мол, если обольешь - разобью. Машина мимо него проехала разве что не на цыпочках. И бабуля мне говорит, чтобы, значит, в следующий раз я не пыталась в панике залезть на забор, укрываясь от брызг, а грозила машине камнем. "Так не было вокруг никаких камней...". "С собой носи. Благо, тебе не привыкать таскать камни в сумках", - резонно ответила бабуля.

@темы: доброта дней, когда деревья были большими, слова вместо карандаша

20:43 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
29.03.2009 в 20:20
Пишет Женщина, которая...:

28.03.2009 в 15:34
Пишет canard:

скрипач в метро - социальный эсперимент.
Холодным январским утром на станции метро Вашингтона расположился мужчина и стал играть на скрипке. На протяжении 45 минут он сыграл 6 произведений. За это время, так как был час пик, мимо него прошло более тысячи человек, большинство из которых были по дороге на работу.
По прошествию трех минут мужчина средних лет обратил внимание на музыканта. Он замедлил свой шаг, остановился на несколько мгновений и… поспешил далее по своим делам.
Минуту спустя скрипач получил свой первый заработок: женщина бросила деньги в футляр и, без остановки, продолжила свой шаг.
Еще несколько минут спустя мужчина облокотился к стене и стал слушать, но, вскоре, он взглянул на свои часы и продолжил путь.
Наибольшее внимание музыканту досталось от трёхлетнего мальчика. Его мама в спешке вела его за собой, но мальчик остановился чтобы посмотреть на скрипача. Мама потянула чуть сильнее и мальчик продолжил движение, постоянно оглядываясь назад. Эта ситуация повторялась и с несколькими другими детьми. Все без исключения родители не дали им задержаться и на минуту.

За 45 минут игры только 6 человек ненадолго остановились и послушали, еще 20, не останавливаясь, бросили деньги. Заработок музыканта составил $32.

Никто из прохожих не знал, что скрипачом был Джошуа Белл — один из лучших музыкантов в мире. Играл он одни из самых сложных произведений, из когда-либо написанных, а инструментом служила скрипка Страдивари, стоимостью $3,5 миллиона.

За два дня перед выступлением в метро, на его концерте в Бостоне, где средняя стоимость билета составляла $100, был аншлаг.

Игра Джошуа Белла в метро является частью социального эксперимента газеты Вашингтон Пост о восприятии, вкусе и приоритетах людей. Принципы которого были: в будничной среде в неподходящий момент: Ощущаем ли мы красоту? Остановимся ли чтобы оценить ее? Распознаем ли талант в неожиданной обстановке?

Один из выводов из этого эксперимента может быть следующим:
Если мы не можем найти время на то что бы ненадолго остановиться и послушать лучшие из когда-либо написанных музыкальных произведений в исполнении одного из лучших музыкантов планеты; если темп современной жизни настолько всепоглощающ, что мы становимся слепы и глухи к таким вещам — тогда что же еще мы упускаем?




P.S. Это перевод статьи, написанной по материалам очерка Вашингтон Пост, который получил Пулитцеровскую премию.
взято отсюда

URL записи

URL записи

@темы: находки россыпью

01:51 

lock Доступ к записи ограничен

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:48 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
И вообще, почему принято противопоставлять дом и дорогу? Дороги, они ведь разные. И если чья-то дорога – вперед и только вперед, то для кого-то, возможно, дорога – это уютный и гостеприимный дом, в котором каждый прохожий может отоспаться, перекусить, выпить кофе... Для кого-то дом – начало пути, для кого-то – конец, а для кого-то дом и есть сам Путь. Ну может же так быть?)

@темы: происки сознания

00:40 

Дорога - дом - дорога - дом

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Помню один спор с азиопской эльбы автостопщиков. Народ разбился на два лагеря. И одни утверждали, что настоящая свобода только тогда, когда у тебя нет дома. А другие спорили - настоящая свобода тогда, когда тебе всегда есть куда вернуться.

Мне сложно представить дорогу без дома. Такой уж я человек - домашний. Леса, болота, автостоп - это все очень замечательно, но мне так важно иметь дом, куда я вернусь после всех приключений, где меня ждет горячая ванна и еда, где есть постель, книги и комп. Дом, где хранится моя одежда, старые письма и рисунки. Дом, где меня всегда ждут и где мне рады каждый раз, когда я возвращаюсь. Мне важно вспоминать свои приключения, находясь в безопасном окружении домашнего уюта. И все ужасы тогда кажутся смешными, а давшиеся потом и кровью из стертых ног километры - легкими и приятными.

Но с другой стороны, я чувствую связывающую меня с домом нить. И иногда эта нить становится цепью. А дом становится клеткой. И тогда я мечтаю бросить все, сесть на любой поезд, и вот так, без денег и подготовленного тыла, начать новую жизнь. И никогда не возвращаться в старую. И я чувствую, что если бы у меня не было дома, я вынужденно двигалась бы все время только вперед, не имея места, куда возвращаться.

С одной стороны, какая же это свобода, если двигаешься вынужденно, по необходимости? А с другой, какая же это свобода, если есть дом, в который тянет вернуться, и который порой висит на мне многокилограммовой гирей?

@темы: происки сознания, отражение попутчика

Версты улиц взмахами шагов мну...

главная