Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: слова вместо карандаша (список заголовков)
12:57 

Шляпка.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Новая шляпка!.. Как замирало сердце каждый раз, когда она притягивала мой взгляд, с застенчивой скромностью демонстрируя свою красоту с витрины! Сколько раз я забегала посреди рабочего дня в соседний отдел, чтобы примерить это произведение искусства! Эта шляпка словно бы была создана для меня - любимый цвет, любимый размер, изысканный рисунок полей, кокетливо-элегантный цветочек, восхитительный в своей простоте фасон... И как я ждала возможности приобрести ее в свое владение! Как страдала от мысли о том, что она может не дождаться меня! Я ждала, ждала, ждала... И, хвала Создателю, наступил счастливый день - мне выплатили зарплату. С трудом дослушав поздравления с наступающим, с трудом вежливо доулыбаясь до ухода руководства, забыв обо всем, понеслась я за своей любимицей. И вот она в моих руках, и вот я уже могу мерить ее, вертеть и гладить ее на правах обладателя! Милая шляпка! Сколько ты таишь в себе загадочности и очарования, о символ из символов женственности! Какую гамму эмоций, мыслей, переживаний рождаешь ты! Тут есть и восхищение, и восхищению собою в том числе - ведь ты так чудесно преображаешь меня... В тон тебе зеленеют мои глаза, легкой рыжиною мерцают оттененные тобою волосы, белеет кожа, и черты обретают свою вневременность... Как люблю я себя в новой шляпке! Есть и легкое чувство вины, ведь за тебя мне пришлось дорого заплатить, ведь ты, кажущееся воплощение бесполезности, потеряла бы половину своей привлекательности, будь ты вполовину доступнее... И легкое чувство вины за потакание своей слабости к тебе делает меня внутренне благороднее на какое-то время - я искупаю свою вину заботливостью и покладистостью по отношению к тем, кому выкуп за тебя мог бы послужить на пользу. А еще пронизывает насквозь ощущение восхитительнейшей легкомысленности как награда за обладание тобой. И рождается столько еще ожиданий и смутных надежд... Ведь женщина в такой шляпке не может быть уставшей, у нее не может быть нескладной жизни, она не может сутулиться под грузом житейских сложностей - и ты, чудесная шляпка, не дашь мне оказаться недостойной тебя, я знаю! И еще ты, шляпка-чаровница, не позволяешь мне довольствоваться одною тобой. Ты знаешь себе цену, и ты требуешь достойного сопровождения... Тебе нужны туфли, тебе нужна сумочка, тебе нужны бусы и платье, плащи и палантины... О да, ты капризна и требовательна, милая подруга, но эта твоя капризность предвещает мне столько чудесных минут поисков и приобретений, что я благодарна тебе за эту твою капризность! И ты, чудесный атрибут Женщины, не позволишь мне и на минутку забыть о том, кто я, ты не позволишь мне забыть про мою капризность и требовательность, про мои чары, про мою легкость и легкомысленность, про мою таинственность и мое кокетство. И не даром одно из моих многочисленных имен - Зеленая Шляпа. Ведь ты - это немножко я, а я - немножко ты...

@темы: отражение попутчика, слова вместо карандаша

19:11 

Сон о ведьме-весне

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Долго-долго в воздухе была весна. Весна в январе. Она длилась почти бесконечность - почти целую неделю. Эта несвоевременная весна разливалась по городу, щекотала нос, дразнила и манила... Почти неделю влажный и свежий аромат весны рождал странные мысли и странные чувства. Почти неделю никак нельзя было застегнуть пальто и замотать платок - настойчиво и своевольно воздушная весна требовала касаться кожи и прорастать в тело... Странная весна размером в семь дней. Странные улыбки у случайных прохожих, похожие на отблески воспоминаний. Весна что-то такое делает с человеком, что-то такое пронзительное, как звуки скрипки, разносящиеся по городу с ночных крыш... Что-то такое, что отчаянно хочется быть поэтом, и рисовать в коротких строчках хрупкие капли и легкие запахи еще не появившихся цветов... И художником хочется быть, и смешивать холодные и тонкие цвета, и создавать неуловимые, прозрачно-сиреневые силуэты, и растворять в сероватой дымке дома, и фонари, и провода, и дороги... И музыкантом быть просто необходимо сейчас, чтобы петь легкой флейтой серебристо-дрожащий зов... И невозможно не уметь танцевать, ведь так нужно сплести в почти неуловимых движениях рук и ног все чаяния и мечты, рожденные этой таинственной весной... Куда крадет души эта вечная весна, во что воплощает, какими цветами позволяет им распускаться где-то высоко-высоко в небе, скрывая от слепых глаз... Возьми и мою, весна, возьми и её себе, прохладная фея... Стану запахом талого снега с дальних лугов, легким ветерком, намеком на память; стану грёзой...

@темы: слова вместо карандаша

22:11 

Почти закончилось...)

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Вот-вот этот бешено насыщенный месяц закончится, осталось всего пара неделек... Пока нет ни сил, ни слов написать что-то новое, поэтому начну потихоньку выкладывать что-то из загашников))

Утро, самое начало обычного рабочего дня. Самое обычное утро. Быстрым шагом, почти бегом, преодолеть расстояние от метро до работы. Не потому, что холодно или опаздываю, а просто потому, что вот в том, чтобы стремительно идти-бежать по уже проснувшейся любимой улице города, есть особенная магия. Стремительность эта как бы выражает готовность с удовольствием, во всей полноте прожить новый день. Утро начинается не в момент пробуждения, не в момент выхода из дома, не в электричке и не в метро, мое утро начинается в тот момент, когда я выхожу из метро, с силой толкнув дверь «Выход», и на предельной скорости отражаясь в пока еще темных витринах вдоль моего пути стоящих магазинов. Распрямить спину, подставить лицо холодным порывам зябкого ветра, позволить жизни, ритму, скорости наполнить меня до краев ощущением свободы и полета. Влететь в холл торгового центра, на бегу поприветствовать сонных охранников и уборщиц, которые, повернув головы на «Доброе утро!», видят уже только мою спину. На ходу снять пальто, размотать шарф, снять сумку, достать ключи, не останавливая движения, шваркнуть весь этот багаж на стол, пройти к дверям подсобки, и, окинув хозяйским взглядом мои владения, поздравить себя с еще одним начавшимся днем. Взять чайник, и по дороге к умывальникам, приветствовать неспешно подходящих соседей. Перекинуться парой слов с девочками из отдела маникюрных принадлежностей, традиционными «сегодня с вами будет удача!» посмешить дам из отдела завлекательных сувениров. Встать в очередь за водой, и краем уха ловить обрывки историй, которыми деляться друг с другом юные мастера-стилисты из салона красоты, что так давно манит меня своим именем «Чародейка». Посмеяться свежему анекдоту, удивиться забавным посетителям, наполнить чайник водой, и поспешить к своему скромному закутку. И пока шумит чайник, развесить экспозицию, ласково протереть от ночной пыли бесценные картинки, достать спрятаную с прошлой смены шоколадку, извлечь из сумки телефон, книгу, газету. И, заварив яблочный чай, теперь уже неспешно и с толком смаковать первые утренние часы. Торговый центр прихорашивается, чистит перышки, словно единый живой организм, заспано улыбается ранним посетителям, окутывает еще не профессиональным, а вполне домашним уютом первых гостей. Потом начнется привычная и упорядоченная суета – придет курьер, заглянет охрана, ритуально интересуясь, все ли цело, и продается ли хоть что-нибудь, прибудут заказы из багетных, заглянет офисное руководство, смущенно обещая вскорости доставить шкафы – все в точности как день, смену, две смены назад, в точности, как каждый рабочий день. Начнут приходить гости, спрашивая, недоумевая, покупая, рассматривая. Начнуться звонки, накладные, чеки, кассы, размены, стремянки – начнется день. Но пока есть утро, чай, книга, и смутное ощущение непрекращаемого течения жизни.
И вот вечер. Поток гостей постепенно мельчает, начинает закипать верхнеэтажная ресторанная жизнь, мимо снуют музыканты с установки, групками проходят завсегдатаи, привычно скользя взглядом по интерьерам и по нам, тем, кто в их глазах стал такой же неотъемлемой частью этого местечка, как лестница, фото на стене, или дверь с фотоэлементом. Нет, не безличными, а просто такими же хранителями незыблемого течения жизни. И снова шумит чайник, и в чашке горячий кофе, и желудок жалобно намекает о том, что есть еще и вафли... со сгущенкой.... и пришло время ими подкрепить уставший организм. И все интереснее и чудесатее поздние гости. И их можно приветствовать, не расставаясь с чашкой. А можно еще и по-домашнему, по-родному, предложить составить компанию выпить кофе. И речь идет уже не только и не столько о гравюрах, сколько о культуре, жизни, изменчивости и постоянстве человека, города, искусства. И за беседами со случайными, но становящимися постоянными гостями, незаметно летят вечерние часы. И вот уже допит кофе, и пора прятать на темные полки особенно ценные экземпляры, и закрывать дверь. И, проходя мимо соседей, с уставшей улыбкой пожелать им всего хорошего. И поблагодарить за охрану нового, но уже уставшего начальника охранной смены, и выйдя на улицу, остановиться на секунду. Вдохнуть леденящий воздух. Прислушаться к совсем уже иному ритму ночного города. Посмотреть на красочные огни, расцветившие старейшие стены, помнящие еще Маргариту. Спуститься в переход, и замедлить шаг, прислушиваясь к незатейливым гитарным рифам арбатской группы, в любой мороз собирающей несколько десятков беззаботных, опьяненных молодостью, Москвой и Арбатом, панков. Улыбнуться бабушке, каждый вечер предлагающей юношам купить для девушек веник богульника. В очередной раз поразмыслить, а не купить ли мне его для себя самой. И снова пройти мимо, решив, что не сегодня. Пусть эта бабушка будет стоять тут всегда. И каждый вечер меня будет ждать только мой, еще никем не облюбованный веник из сухих веточек, которые словно по волшебству покроются нежными сиреневыми цветочками, стоит попасть им в вазу с водой и в тепло. И каждый раз, улыбаясь этой бабушке, своей неуместностью побеждающей место и время, я буду ощущать, что это моя жизнь. И сейчас она такая. И сейчас мне кажется, что так будет всегда. Вечер, огни, Арбат, богульник, медленный блюз Чигракова в переходе. И так сладко от этого замирает сердце. И долго-долго еще звучат мои шаги в пустеющем переход метро. И я там буду проходить каждый день даже тогда, когда меня уже не будет в этом мире. Но в воспоминаниях, в легких ароматах, улыбках, шагах, в отражениях витрин мы вечны. Я не знаю, кто станет помнить об этом маленьком кусочке земли, когда он исчезнет. Но пусть этот кто-то помнит меня в своей вечной памяти такой вот, уставшей, улыбающейся, и всякий раз серьезно решающей, а не купить ли веник из богульника...

@темы: трудодни, слова вместо карандаша, отражение попутчика, доброта дней

00:57 

Вечерами.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Бывают такие дни... Когда приходишь домой уставший. И нет сил ни умыться, ни сумку повесить, ни одежду аккуратно снять. Хочется одного - доплестись до кровати и заснуть. Но идешь на кухню и ставишь варится кофе. Конечно, с корицей. А потом туда меда. Приносишь чашку в комнату, гасишь свет и зажигаешь свечи. Укутаешься в плед, включишь громко, но ненавязчиво любимый диск. Закроешь глаза и позволяешь ветру с улицы унести из тебя весь этот день... Всю усталость, всю загруженность, все оцепенение... И хорошо так делается. Уютно и спокойно. И ложишься спать. Только не несешь с собой в постель всякую грязь, а ложишься чистый и очищенный. Тогда можно проснуться посреди ночи от звука собственного смеха...

@темы: слова вместо карандаша, доброта дней

01:00 

Дорога.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Когда я маленькая с мамой куда-то ездила, к родственникам или на море, дорога для меня была не более, чем путь из пункта А в пункт Б, содержащий в себе скуку, мелкие неудобства и необходимое зло. Со временем маму заменили друзья, и дорога стала возможностью разговора по душам в тамбуре, песнями под гитару, портвейном с проводниками, картами и дорожными знакомствами. Дорога стала временем, которое можно уделить людям, волей судьбы оказавшимися попутчиками. Место для развлечений. Началом для долгожданного отдыха. Сколько-то лет назад я впервые поехала в Питер одна. Просто побродить в одиночестве по городу. И всю ночь сидела у окна, слушала поезд, ощущала его размеренное укачивание, старалась угадать о предстоящей остановке по скорости проносящихся мимо окна редких фонарей. Тогда я впервые почувствовало что-то, что потом и стало для меня Дорогой. Даже не возможностью побыть наедине с собой. Возможность побыть с Дорогой и в Дороге.
У Дороги оказались свои законы. Свой характер и свое лицо. Ритм. И удивительная способность отделять зерна от плевел. Ставить все по своим местам. То, что в обжитом и уютном мирке казалось таким невероятно важным, теряло свою раздутую ценность, и уступало место тому, что терялось за шумом и суетой. В Дороге оказалось невозможным врать, быть не тем, кто ты есть на самом деле. Она стала зеркалом, отражающим истинное положение вещей. У меня сформировался свой образ Дороги – женщины лет сорока, с короткой стрижкой, острыми, почти мальчишескими чертами лица и лукавым прищуром. С резкими, порывистыми движениями и жестким характером. Не прощающую ошибки, требующую преодолевать слабости, проявлять внутреннее Я и готовность принимать и преодолевать выпадающие трудности. Она будет помогать тому, кто достоин принять ее покровительство, и отвергать того, кто обманул ее ожидания. А самое страшное, что Дорога может сделать с неприятным ей человеком – это лишить возможности увидеть ее истинную суть. И этот несчастный всю жизнь будет скучать в пути, пытаться занять чем-то время, искренне расстраиваться от необходимости снова и снова собираться и куда-то ехать. Так и не узнав, какая это радость - уже само предвкушение возможности снова встретиться с Дорогой.
А еще, сумев единожды ощутить Дорогу, находясь собственно в пути, потом понимаешь, чтто она поселилась внутри. И невозможно долго игнорировать тоску по удовольствию слушать стук колес, или идти по тропинке, или ехать ночью по трассе...

@темы: слова вместо карандаша

13:22 

Вечная манящая ночная...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Ребенком я очень любила бывать в гостях у тетушки. Самый большой праздник был для меня не Новый Год, и не День Рождения, а приехать к тете Томе с ночевкой. Детская память избирательна... Я помню пианино со свечами, которые зажигали вечером и играли, как мне тогда казалось, какую-то волшебную музыку... Помню таинственные заграничные сладости. Время было сложное, в магазинах даже простых конфет было не очень-то просто найти, а у тетушки были не просто конфеты, а настоящие сладкие сокровища. Сохранилась в голове картинка, как я ем нечто ярко-салатового цвета, пахнущее лимоном и волшебно-сладко-тягучее. Наверное, это было похоже на обычную окрашеную пастилу, но тогда мне казалось, что ничего вкуснее не бывает. Но самое главное было даже не угощение. Когда за окном становилось совсем темно, меня на руках выносили на балкон. А жила тетушка в доме многоэтажном, этаже где-то на 20-ом, кажется. И перед моими глазами возникала панорама ночной Москвы... Вся в огнях... Огни дорог, огни машин, светящиеся окна, витрины... От восхищения я забывала дышать, так это было красиво. Темно, и огни, огни, огни...
Со временем некогда недоступные вкусности вошли в повседневную жизнь и утратили свою привлекательность. Пианино со свечами очарование сохранило, но все же не рождало того трепета, которое было у ребенка. И только ночная Москва наполняет меня все тем же благоговением, которое испытывала я несмышленым дитем.
Были в институтскую пору ночные похождения «от закрытия до открытия метро», когда с веселыми приятелями так здорово было чувствовать себя взрослыми, самостоятельными и гулять вдоль шумных, ярких проспектов с круглосуточно мчащимися машинами...
Чуть позднее было так романтично бродить рука за руку и молчать, и вечно неспящий город своим постоянным гулом так замечательно подчеркивал быстротечность тех чистых и сладких мгновений, минут, часов...
А еще ночная Москва верно провожала меня на работу... И как бы ни было тяжко в грохоте и сигаретном кумаре ночных клубов и казино, стоило на пару минут выбежать из помещения, как всю меня заполняло ощущение причастности к тайнам ночной жизни города.
И сейчас, как только я, закончив свою рабочую смену, окунаюсь в город, на какой-то миг снова становлюсь только начинающим жить человечком, изумленно и восторжено таращащим глаза на удивительный и манящий мир – мир ночной Москвы...

@темы: слова вместо карандаша, когда деревья были большими

15:32 

Самый вкусный завтрак.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Очень славно есть правильный апельсин. Он бесподобно оранжевый, кожура его толстая, сочная, легко отстает от мякоти, брызгая яркими и ароматными капельками на руки, и сравнивать апельсин с солнцем уже почему-то не кажется ни банальным, ни избитым - много правды в таком сравнении. А вкус!.. Ммм, чего стоит вкус у такого апельсина! И кислый, и сладкий одновременно, и ни разу не похож на вялую картошку, которую порой так подло выдают за вкусный фрукт. Правильный апельсин - это маленький утренний праздник! Потому как, конечно, очень важно есть его уменно утром, ярким и солнечным, отказавшись от обычного кофе ради свежести и сочности апельсина. И настроение сразу - весна и легкость, радость и свет...

@темы: слова вместо карандаша

17:57 

Мой дождь.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Капли падают на подоконник. Легкая дробь, еле слышная в начале и постепенно все уверенней, все громче. Создать в доме тишину, раскрыть окно и слушать дождь... Ничто так не добавляет уюта в дом, как звук дождя за окном.
Бывает, я сомневаюсь, что люблю дождь. Выезжаешь из дома рано утром, никакого зонта, разумеется. Зонт – для легких прогулок по городу. Когда идешь в лес – зонт как оскорбление миру. Еще только начало светать, и льет дождь. Холодно, зябко, сырость залезает в самое тебя, поселяется там и начинает морозить, заставляет идти быстрее, выбивает твоими зубами стук.А впереди еще ни один час пути... Особенно неуютно, пока еще находишься в черте города. Чувствуешь капли на спине, за шиворотом, в обуви.. Сжимаешь зубы и упрямо продолжаешь идти, твердя про себя какую-нибудь песню, чтобы только не думать о том, как же холодно... Оказываешься за городом, и невольно становишься частью окружающего мира. Все свежее, прохладное, мокрое – и ты тоже. Мокрый, замерзший и счастливый. Пока идешь по дороге. Дождь объединяет тебя с миром, и он же тебя от него отгораживает. Ты одновременно и погружен в себя, и размыт по земле. А потом начинается лес. И вот идешь, идешь... Склизкие и цеплючие ветки тебе мешают, но ты идешь. Подскальзываешься на поваленых деревьях, падаешь в грязную и мокрую траву, не слушаются ноги, руки, но ты идешь. И думаешь, когда же это закончится. И пытаешься понять, почему же решил не отложить все на ясный и солнечный день... А решил-то потому, что только во время дождя и нужно идти в лес. Но ты уже не помнишь об этом. Отключается все, что есть ты. Остается только организм, который на автомате передвигается вперед. Наступает особое отупение, которое дает о себе знать только тогда, когда готов сдаться, но нет такой возможности. И ты идешь. Джинсы прилипают к ногам, становятся противными и вызывают легкое омерзение, но ты идешь. Из ботинок впору выливать воду и сводит судорогой пальцы, но ты идешь. И вот то место, где будет стоять палатка. Но ты понимаешь, что ее еще надо поставить... Снимаешь рюкзак и непослушными, задубевшими руками достаешь палатку. Ставить ее – сплошные муки. Узлы не развязываются, пальцы скользят, все падает из рук. И, наконец-то, палатка стоит. Залезаешь в нее и все теми же, непослушными, словно чужими руками, стелишь пенку, спальник и достаешь сухую одежду. Долго и мучительно переодеваешься. И зажигаешь горелку. Кутаешься в спальник, сжимаешься в комочек, и пытаешься надышать тепла... Чувствуешь, как постепенно начинают согреваться одетые в теплые носки пальчики на ногах... Высовываешь сперва нос, а потом уже и руки... Греешь над огнем ладони... Тепло... Ты согреваешься, и тут слышишь, как барабанит дождь по палатке. Вот тут-то ты и оказываешься в лесу. И только так ты понимаешь, зачем вообще сюда пришел. Ты задремываешь под шум дождя, и он приходит в твои сны... Дает тебе уединение, хранит твой сон, окутывает тебя своим шорохом подобно мягкому одеялу. Если дождь опаздывает, и застает тебя уже только в палатке... Слушать его так – совсем не то же самое, что пройдя с ним весь путь. Ибо ты будешь отстранен и воспримешь его как еще один элемент к красивой картинке леса. А чувствовать себя внутри дождя, умереть и родиться в нем – это совсем-совсем другое.

@темы: слова вместо карандаша

13:55 

lock Доступ к записи ограничен

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:59 

Год назад о весне...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Собственно, меня и сейчас переполняют те же самые ощущения...

Ветер... Весной ветер такой же, каким он был в моем детстве. Такой же свежий, такой же порывистый. Может, тот самый ветер перемен? Встанешь посреди поля, раскинешь руки и чувствуешь, как этот ветер дует сквозь тебя, через тебя. Как он наполняет свежестью каждую клеточку. Как он вымывает, подобно веселой и прохладной реке, все накопившуюся за зиму усталость и оцепенение. Чувствуешь себя молодым деревцем, чувствуешь, как быстрее начинает бежать кровь. И кажется, что скоро покроешься сочными и немножко клейкими листочками... И веришь, что все будет прекрасно, что самое главное еще впереди, наполняешься удивительной легкостью и готов летать, не касаясь ногами земли. Первые весенние дни и ночи... Звенящая пустота внутри и наполненность миром одновременно. И все ты можешь, и все получается, и все разрешено... Мир окрашивается новыми красками. Чуть холодноватыми, но от этого еще более притягательными... Прозрачный молочно-зеленый, карамельно-желтый, розовый кварц и фиолетовый аметист... Все прозрачно, все звенит, чего-то от тебя требует, ждет, и кажется, что немедленно взорвешься, если не сможешь охватить весь мир собой, и если мир не обнимет тебя. Хочется бежать, и хочется кричать, и хочется громко и бездумно петь... Летать! Сейчас самое время научиться летать! И ничего не держит, не давит, не душит, и каждый новый день рождает волшебство.

@темы: слова вместо карандаша

01:38 

Я люблю тебя, Человек!

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Поразительное ощущение – ощущение прикосновения к душе другого человека. Иногда бывает такое. Бесконечная обнаженность и ранимость, хрупкость и красота внутреннего мира другого стыдливо раскрывается перед глазами, и пропадают слова от восхищения и даже немного страшно – а достоин ли я видеть это сокровище, это трепетное нечто... Когда тебе доверчиво протягивает ладошку совсем маленькое дитя, и аккуратно заключаешь ее в свою руку, собственные пальцы кажутся неловкими и грубыми, и боишься случайно причинить боль неловким движением, замираешь и почти не дышишь. Это неподдельное и всепоглощающее счастье, и любовь ко всему живому, и безмерная ответственность за сохранность доверенного... И если бы даже ничего больше хорошего не было в этом мире, такие мгновения – достаточное основание полюбить Жизнь.

@темы: живые души, слова вместо карандаша

20:41 

Костры

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Ты вспомни, как тебе удалось сложить и зажечь свой первый костер. Ты помнишь, как, затаив дыхание, ждал - потухнет или разгорится? А как держал в еще не окрепшем пламени веточку, ты помнишь? Рука предательски подрагивает, грозя затушить, прибить робкий огонек, но нет мочи терпеть, так хочется держать в руке настоящий факел! И что с того, что веточка гаснет почти тотчас же, как лишаешь ее обжигающей поддержки костра... Но несколько мгновений она же горит! Горит у тебя в руках, ты ее держишь, и она горит! И всего тебя заполняет невероятная гордость, и радость, и дикий восторг - ты повелитель огня, ты им владеешь, ты его держишь в своих руках! И кто знает, может, первая сигарета заворожила тебя именно ускользающей возможностью держать в своих руках живой огонек... Нет? С первой сигаретой у тебя было не так? Значит, я просто вспомнила себя... Эта вечная тяга детей к огню, сколько же беспокойства она причиняла нашим бедным родителям. Мы искали любую возможность стянуть из дома коробок спичек и, сбежав в ближайший лесочек, сидя на корточках и не дыша, заклинали наши первые костерки - гори, гори ясно, чтобы не погасло, гори, гори ясно, чтобы не погасло... И еще не хватало сообразительности насобирать заранее побольше пищи для огня. И только-только немного разгорится, так сразу надо вскакивать и искать еще и еще дров, и подкладывать их, аккуратно - не дай бог нечаянно разворошить, загасить трепетный огонь первых детских костров. А как торопились прошмыгнуть в комнату, вернувшись с улицы домой, помнишь? И скорее снять с себя предательски пахнущую дымом одежду. А от волос все равно пахло... И все равно попадало по первое число, но это же были сущие мелочи, да? Ну, а помнишь вкус первой испеченной в костре картошки? Как ты выносил ее из дома, кстати? Ведь это не так просто, объяснить родным, зачем тебе сырая картошка, если не печь в костре. А как сказать, что именно для этого, если все игры со спичками под запретом?.. Мы выбрасывали картошку друг другу из окон. Да-да, не смейся, это был самый простой способ. Можно было и в карманах, но сколько раз прозорливая матушка ловила в коридоре, придирчиво осматривала и зорким глазом отмечала неестественно топорщащиеся карманы... А что это у тебя там? А ну давай сюда, нечего опять баловаться, пожар еще устроите... Поэтому проще было выбросить из окна, и потом уже, пройдя строгий осмотр, бежать и подбирать. И ведь как мы пекли эту картошку, тоже песня. Какие там угли, березовые ветки оставляют лишь пепел... Да и возможно ли дожидаться, пока это еще они прогорят. Мы просто засыпали картошины ворохом веток, подпихивали под них газеты, предусмотрительно оставляя краешки бумаги торчать наружу, и поджигали... И что с того, что она обугливалась? Все равно, я уверена, это была самая вкусная печеная картошка в моей, да и твоей жизни. Ну а став постарше, можно было уже с достоинством и не таясь сказать: "Мам, дай картошки, той, что помельче. Мы пойдем костер жечь с ребятами". А кто-нибудь принесет из дома сосиски. Это, конечно, редкость была, мы почти все тогда хоть и не голодали, но и излишеств особо не видели. Но иногда, иногда... Сосиски - это был почти настоящий праздник. Да что там почти, праздник и был. И как же вкусно было есть обожженные огнем сосиски, дожидаясь, пока испечется картошка... А первые походы помнишь? Придешь с друзьями в лес. Разбиваешь лагерь, и кто чем занят - кто-то палатки ставит, кто-то лапник рубит, кто-то дрова пилит или воду носит. А самая завидная обязанность - разводить костер. И не обязанность вовсе, а привилегия, счастье - разводить для всех большой и жаркий костер. И ночью сидеть вокруг огня, смотреть, как прогорают поленья, как вспыхивают сухие листочки, как с маленькими вспышками и негромким треском проседают дрова... Дым и искорки, улетающие вверх... И кто-то случайно подплавит подошву, а у кого-то коварный угольки прожгут одеяло, но все это вызывает еще большую радость и смех. И вот, прыгая на одной ноге, давая остыть подгоревшему башмаку, кто-то достанет из палатки гитару, и вспомнятся все песни, и забудется город, и останутся где-то далеко-далеко все проблемы... А ты помнишь, как впервые пошел в лес один? Почему ты пошел один? Тебе было грустно и хотелось тишины? Или, может, вдруг все внезапно остепенились и "работа, семья, дача"? А может ты, как и я, просто захотел услышать, что скажет лес тебе одному такого, о чем промолчит большой и шумной компании? Да ведь это не важно, правда ведь, совсем не важно. А важно то, как ты сидел в круге света от костра, и вокруг уплотнялась темнота, шумели деревья, появлялись звезды... И было чуть страшновато, и в то же время так здорово - молчать, смотреть за всполохами, и чувствовать, что пока огонь горит, ты в безопасности... Думать о чем-то, вспоминать, и словно сжигать воспоминания в этом очищающем пламени... Ты спал в палатке в свою первую одинокую ночь в лесу? Я - нет. Я не смогла уйти от костра, мне было неуютно и боязно, так беззащитно - лежать, отгороженной ненадежными стенками из ткани от вдруг такого явно нечеловеческого леса... У меня для костра было несколько бревен, настоящих, толстых, оставшихся в наследство от добрых предшественников. И, прогорая, они давали столько тепла... Я вытащила пенку и спальник из палатки к костру, и уютно устроилась, и, засыпая, продолжала смотреть на огонь, и какие-то образы возникали и пропадали перед моими закрывающимися глазами, и, кажется, за мгновение до сна, я видела Саламандру...

@темы: слова вместо карандаша

21:59 

Мне было тогда 16 лет

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
И я уже толком не помню, под влиянием каких настроений это записала.

Лужи – это слезы детей Богов.
Боги ведь о нас, о людях, больше думают.
Заботятся, охраняют,
Ругают или просто смотрят с интересом.
Много у них дел
И везде нужно их участие.
А дети Богов одиноки.
И светит Бог-Солнце,
Согревая планету,
И ребенок его плачет дождями.
А мы с тобой шлепаем по лужам босиком,
Взявшись за руки
И смеясь.
Богу спасибо за нашу встречу говорим,
Любим друг друга и не знаем,
Во сколько слезинок-капелек
Эта наша любовь
Вылилась.

@темы: слова вместо карандаша

10:17 

Когда все и ничто сливаются...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Если каждая мечта – мир, если каждый сон – мир, если каждая мысль – мир... Если где-то есть собрание ненаписанных книг, если где-то звучит несыгранная музыка, если где-то на несуществующих планетах живут герои наших сказок... Если каждое неосуществленное действие где-то осуществляется, если... Только представить, сколько Вселенных оставляет за собою хвостом человек... И все они помещаются в одной точке, сжимаются и уплотняются, приобретают вес, набирают силу... И как только душа покидает тело, эта маленькая жемчужина выпадает из своей раковинки, взрывается, расцветает красками, расширяется и распростроняется, наполняя собой одну из бесчисленных плоскостей великого Нечто, где и весь наш мир – это только распустившийся цветок, такая вот взорвавшаяся жемчужинка, освобожденная развоплощением Творца, продолжающая свое существование в разуме, освобожденном от тела, утратившим естественную клетку границ и горизонтов...

@темы: слова вместо карандаша, просто

00:21 

А в парке было сегодня так волшебно...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Шляпы, шпильки, юбки и летящие пальто... Подождут. Сегодня у меня другое настроение. Эти джинсы лет 10 назад очень любила моя матушка. Сейчас они мои – мои единственные, надо отметить, джинсы. Старые, протертые, рваные не по моде, а от времени, грубо залатаные, потому что не для красоты, а ради функциональности. А свитер этот я давно-давно нашла в каком-то секонд хенде. Линялый, вытянутый ворот, вытянутые рукова... Но такой уютный, такой домашний, и, наверное, кем-то некогда очень любимый – потому что как объяснить иначе мою странную к нему привязанность? А вот у ботинок я остаюсь первым и единственным хозяином. Сколько им, лет пять? Они побывали в ремонте бесчисленное количество раз, растеряли всю внешнюю презентабельность, зато такие легкие, разношенные, и так здорово в них бегать или просто бродить по нецивилизованной местности. А куртка-ветровка обычная. Не очень старая, но и не юная. Никакая. Для леса и дач. Но очень в настроение мне сегодня. И, конечно, я не буду рисовать лицо, красить ногти и делать укладку. В таком виде меня может увидеть либо очень близкий и родной человек, либо случайный прохожий. Сегодня, любимые, хорошие мои человеки, я не для вас, я только для себя и для весны. А в парке весна сказочно хороша... Такое нежное, теплое, яркое, но не раздражающее солнышко... Его лучи словно гладят мое лицо... Сухие прошлогодние листья шуршат, ветерок ерошит волосы и мягко обволакивает, целует... Бродить без цели, никуда не спеша, лечь на лавочку, и ощутить себя в лодке... Которую качают волны, баюкая меня и успокаивая. Да, пожалуй, это верное слово для моего настроения – спокойствие. Умиротворенность, неспешность, несуетность... Я и мир, я и весна... У нас свидание, мы увиделись наедине впервые за долгое время, мы соскучились друг по другу, и с такой полнотой дарим себя друг другу... Я растворяюсь в этом свете, воздухе, птичьем щебете, небе, я рассыпаюсь на клеточки, молекулы, атомы... Это не страшно, это приятно и немножко щекотно. Я знаю, весенний ветерок немножко поиграет мною, рассыпаной в нем, как семейство порхающих бабочек. Поиграет, и вернет – вернет умытой своими бережными прикосновениями, легкой и наполненной предчувствиями, ожиданиями, опьяненной безмятежностью и древность вечной Весны...

@темы: отражение попутчика, слова вместо карандаша

01:59 

Ну, здравствуй, новое, незнакомое...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Нарочито медленным, словно преодолевая невидимое сопротивление, движением потянуть руку к затылку. Сжать в кулак несуществующую ермолку, приподнять ее над головой, отвести руку чуть в сторону, и с силой шваркнуть этой ермолкой оземь. И громко: "Иииэ-э-ээх!!! Была ни была!!". Примерно так можно было бы изобразить мое состояние принятия решения вляпаться в очередную авантюру. Так я себя веду, когда на горизонте маячит новое приключение. Не понятно, конечно, куда оно зовет, до куда доведет и с чем оставит. Приключение - словно хитрый дядька пластический хирург. Специалист по изменениям души. Он ведь почему хитрый... Потому что приходит в гости, и предлагает свои услуги. Только платить надо вперед, а результат он держит в тайне. Говорит уклончиво: "Да я сам не знаю, что получится. Может понравится, может и нет. Увидишь потом. А плату давай сейчас. Согласна?". Приключение заканчивается, выходишь из наркоза, операция свершилась. Душа перебинтована, и какая она в итоге - неведомо. До времени. Отходит анестезия, начинают болеть шрамы, и мочи нет, как хочется содрать бинты и посмотреть - а стоило ли вообще соглашаться? Но приходится терпеть. А потом боль проходит, душа подживает, начинает чесаться. И опять же все, что остается - терпеть и ждать. А вот, наконец-то, долгожданный момент. Снимаешь повязки с нетерпением и страхом... И привыкаешь к новому облику своей души. Каждый раз что-то новое, что-то неожиданное, что-то, с чем надо научиться жить и общаться. Но проходит период ремиссии, и понимаешь - ага, так намного лучше, спасибо тебе, смешной угрюмый дядя Приключение. А пройдет еще малек времени - и вот он уже снова сидит в гостях, пьет мой чай, и между делом предлагает что-нибудь новенькое. Ну а поскольку он меня ни разу не разочаровал, ни разу не показалась мне его стоимость завышенной и/или не окупившейся... "Иии-и-ээ-эх!! Где наша ни пропадала!!".

@темы: слова вместо карандаша, просто

03:30 

Настроение.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Наверно, за мной было не очень интересно наблюдать людям из дома напротив... Вроде бы вся жизнь видна в моих окнах, но что там можно разглядеть? Куклы, уроки, книги... Мама, пытающаяся зазвать с улицы пообедать. И бабушка, высматривающая мое возвращение с поздней электрички. Свет от свечей и свет от монитора. Свет, горящий всю ночь, и ночи, когда свет не загорался. Годы темных окон и годы негаснущего света. Вот я, высунув от старания язык, вывожу прописи. А вот плачу над книгой. Вот я наряжаю куклу. А вот первый раз дрожащими руками крашу лицо. Сижу на столе, или танцую, сидя в кресле. Плачу, прижавшись лбом к окну. И мечтаю, глядя на закатное солнышко. Вот моя комната полна гостей, гитар и смеха. А иногда только кошка на подоконнике напоминает, что тут живут. Под взглядами людей из дома напротив я прожила много лет, на их глазах я выросла. Они могли бы проследить почти все основные этапы моей жизни. Но что можно увидеть, оставаясь всего лишь смотрящими из окон напротив?..

@темы: отражение попутчика, слова вместо карандаша

18:44 

Родная, уютная, маленькая... Наша Земля.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Младший брат моего бывшего одноклассника поступает в институт. Само по себе это, конечно, нормально)). Но я-то помню Сашку совсем-совсем маленьким, толстеньким первоклассником, обожающим брата. А вот он уже совсем вырос, почти закончил школу, встречается с девочками... Я не узнаю детвору из нашего двора. Помню, как они носились с мячом, прыгали через скакалки, играли в прятки, и были так смешно похожи на нас... А сейчас увидишь кого-нибудь из них, и не сразу узнаешь – выросли. Девочки ходят красивые и серьезные, мальчики раздались в плечах и переросли меня на голову-две... Здороваются, а я не сразу успеваю сообразить, что это же те самые Даша и Темка, Мариша и Славик, которые были счастливы, когда им удавалось зазвать нас, «больших», поиграть с ними в снежки. А бабульки с лавочек из моего детства... Как мы боялись их грозных окриков. А сейчас их остается все меньше, да и почти уже не выходят из своих квартир – сложно спускаться и подниматься по лестницам. По дорожке мимо моего дома с самого момента его постройки шли люди с электрички и на электричку. Каждый день, в одно и то же время. Они всех нас знали по именам)). Я выделала одного мужчину с собакой. Не знаю уж почему, но очень он мне нравился. И хотя жил он где-то совсем не рядом, но каждый раз, когда шел мимо, мы здоровались. Как-то он спросил, зовут меня Настя, Ксеня или Юля. Я ответила, и удивленно спросила, а откуда он знает, как зовут меня и моих подружек. Он посмеялся – каждый день слышит, как из окон нашего дома мамы зовут по очереди то Настю, то Ксеню, то Юлю). Год за годом он проходил мимо со своей собакой. Потом он стал ходить один. Потом с палочкой, прихрамывая... Давно я уже его не вижу. А две листвиницы у моего подъезда... Их посадили мой прадед и его друг Иван Ильич, когда дом только-только построили. И пристально смотрели – чья быстрее растет, какая прямее и толще... Дети и сейчас как только высыхает асфальт, натягивают между ними резиночку и прыгают, как когда-то прыгали мы. Только давно уже нет ни прадедушки, ни Ивана Ильича. Придет время, и спилят старые листвиницы, как спили засохшую рябину, с которой мы каждую зиму обрывали ягоды для вкуснейшего рябинового варенья. Как спилили старые яблони, с которых мы обтрясали зеленые, кислющие яблоки для компота. А сколько раз меняли сгнившие лавочки у подъездов, сколько раз привозили песок для песочницы, сколько раз ломали и ставили новые качели и карусели... Вырастают дети, уходят старики, разлетаются в разные города мои друзья детства. Как бы мне хотелось, чтобы так продолжалось вечно... Так не хочу, чтобы наша планета умирала...

@темы: слова вместо карандаша

13:27 

Что-то навеяло

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Сказка мрачная, темная, сумрачная, сказка шепотом... Древняя и немного страшная. Страшная, потому что добро в ней не побеждает зло, да и собственно добра и зла нет. Страшная, потому что все персонажи, все герои - суть один, единственный и во множестве лиц и случайностей воплощенный Рок, Фатум, Судьба. Сказка, чьи очертания тем стремительнее расплываются в полутонах, чем пристальнее в них всматриваешься. Сказка полунамеком, уголком глаза, на окраинах внимания... Сказка, в которой каждая Прекрасная Дама немного Ведьма. Сказка, в которой Рыцарь Сонный и немного слепой. Сказка, в которой все участники лишь актеры, забывшие о том, что играют роли по давно забытому сценарию. Сказка, где лица скрыты полумасками, вуалями и веерами. Сказка в отзвуках арфы из развалин древних замков. Сказка в оживающих на пустынных улочках тенях под светом фонарных лун. Сказка, которая ворожит и пугает, которая не может быть недорассказанной, не может быть недослушанной. Манящая и прекрасная, изящная и сумрачная, совершенная и вечная. Древняя, рассыпавшаяся на множество кусочков Сказка. Пара строчек здесь, несколько нот там... Сказка, которая прокрадывается к каждому поэту, певцу, художнику, незаметно и неотвратимо. Сказка, которую никто не сочинял, и которая никому не принадлежит, но которой принадлежат все. Сказка, которая сама выбирает, в ком прозвучит наиболее полно и ярко, а в ком останется намеком и недорисованным штрихом. Сказка, похожая на паззл из многих тысяч кусочков, такая всеобъемлющая и долгая, что кажется бесконечной. Картинка, которую мы все собираем всю свою жизнь, подобно Каю. И когда-нибудь слово "Вечность" сложится. И может тогда распахнутся все двери из всех комнат, но за ними окажутся не соседние комнаты и не улицы... За каждой дверью откроется усыпанная звездами Бесконечность. И каждый вспомнит тот тревожный и красивый сон, от которого, не досмотрев, просыпался ночами в детстве.

@темы: слова вместо карандаша, сказка на ночь, сны разума

00:11 

Нерабочее рабочее настроение).

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Хорошо, когда рабочие смены выпадают на выходные или праздники... Выходишь из дома рано утром, а кругом пусто. Ни людей, ни машин, только птицы со всех деревьев щебечут. И тишина такая особенная – словно проглатывает все звуки... Солнце согревает, но еще немножко зябко, потому что спросонок. И идешь под пенье птичек, кутаешься в свитер, шлепаешь шлепками по пустынной дороге, и так хорошо на душе делается, так спокойно. Город спит, а день уже понемногу начинается, и побыть наедине с новым днем – это хорошее настроение на очень долго... А еще внутри что-то замирает так сладко, и отчего-то вспоминается, как вот по таким же пустым улицам спешили с мамой в детский сад. И вообще, каждую весну я молодею стремительно. Просыпается забытая за зиму беззаботность, и легкость, и опять вся жизнь бескрайними горизонтами простирается вперед, и все еще будет, и так много уже было. А вот есть еще и сейчас, и сейчас так хорошо, и неоформленные в мысли мечты и ожидания то ли окрыляют, то ли заземляют, а скорее – все вместе. И хочется бежать быстро-быстро, просто так, ради удовольствия слышать свой топот, ради удовольствия ощущать, как с сухим шлепком ноги отталкиваются от асфальта. И такая любовь к жизни и всему вокруг переполняет, что кажется, вот-вот взорвешься... А когда ночью по таким же пустым, но уже совсем темным дорогам идешь домой, то отчего-то так ярко вспоминается студенческие годы, поздние возвращения домой и ошеломляющее спокойствие в сочетании с бесконечным любопытством. Любопытством к тому, а как же оно все сложится, потом, дальше, что предстоит еще увидеть и узнать... И прислушиваясь к себе, слегка наклонив голову набок, словно кто-то и правда говорит со мной изнутри меня, вдруг замереть. Остановится, словно на стену натолкнувшись. Черемуха зацвела... Темно, ее не видно, но запах... И тихонечко рассмеяться неизвестно чему. Просто вдруг, неожиданно, на моем пути расцвела черемуха...

@темы: слова вместо карандаша, доброта дней

Версты улиц взмахами шагов мну...

главная