• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: происки сознания (список заголовков)
21:24 

Парадоксы

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Недавно просмотренный видео семинар доступно объяснил мне, что ж это за парадокс с котом Шредингера. Если в непрозрачный ящик запихнуть кота и создать там 50%-ую вероятность смерти животного, то до момента открытия ящика существует некая суперпозиция, состоящая из суммы равных вероятностей «жив» и «мертв». Текущая реальность Х = Х1 (жив) + Х2 (мертв). Когда наблюдатель откроет ящик, он увидит, например, что кот мертв. Но, допустим, у наблюдателя есть подруга, которая ничего не знает о негуманном эксперименте, и для нее кот жив. Если предположить, что она больше никогда не встретится с наблюдателем, то кот останется для нее жив. То есть, реальность Х = Х1 +Х2 продолжит существовать.

Если теперь вспомнить веру христиан в то, что апокалипсис начнется не раньше, чем Евангелие будет проповедано по всему миру, можно задуматься над интересной штукой. Проповедано – это значит, что все существующие на земле люди узнают о существовании христианского Бога. Поверят или нет – не важно, главное, что узнают. Итак, все узнают, ящик с котом будет открыт, и реальность Х2 что? Перестанет существовать? Значит, она существует сейчас? Получается, что христианская традиция опирается на существование минимум двух одновременных вероятностей, в одной из которых Бог есть, а в другой – нет?

@темы: диво дивное, происки сознания

20:37 

Раз-о-чарование

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Больнее всего ранит не неприязнь даже. Потому что, волей неволей, но осознается на какой-то момент невозможность быть хорошей и приятной для каждого. Неприязнь рано или поздно начинает восприниматься как нечто довольно естественное и вероятное. Ранит разочарование. Потому что вроде как вот ты хороший, а вот уже от тебя отворачиваются с презрительной гримаской разочарования. Ты все еще ты, но почему-то уже не мил. И начинаешь искать в себе причину. И находишь кучу всего такого, от чего жить не хочется. Но вроде ж все это не ново, и раньше тоже было, так отчего же вдруг такая несправедливость? И обижаешься на того, кто разочаровался. За то, что дал уверенность в том, что ты хорош и одобрен, и отнял эту уверенность, заставив сомневаться в себе и во всех тех, кто еще не отвернулся от тебя. За вот это самое «еще» обижаешься. Потому что невольно начинаешь ожидать, что и все остальные, кому ты еще люб, вдруг прозреют и отвернутся. И вновь всплывает в голове давний детский страх, что вот узнает кто-то весь тот стыд, который ты тщательно скрываешь от посторонних глаз. Узнает, и огласит перед всеми, не скрывая своего омерзения. И на тебя будут показывать пальцем, и перешептываться «ну надо же, кто бы мог подумать», «я всегда знал», «какой ужас». А ты стоишь в самом центре зоны отчуждения, и не скрыться никуда от этого позора. И нет кошмара хуже, чем этот. Поэтому-то и не ранит ничто больше, чем чужое разочарование. И хочется потом просить всех новых людей: «Пожалуйста, не обмани меня своей любовью. Лучше сразу отвернись, только не тешь надеждой на симпатию». Жуткая вещь – чужое разочарование в тебе.

@темы: отражение попутчика, происки сознания

19:42 

Я идейная барышня.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Идеи гораздо привлекательнее их воплощения. Не всегда, конечно. Но в моей жизни – очень часто. Вот, например. Идея работы мне очень нравится. Выходить из дома на работу, чувствовать себя таким настоящим социальным человеком, самостоятельной женщиной и все такое. И возвращаться домой с приятной усталостью. Да, на самом деле, все вместе те состояния, которые «работа» мне нравятся. Как идея. Воплощение же, как правило, бррр. Даже если мне нравится и место работы, и коллектив, и график и сама деятельность. Все равно бррр. Или вот взять идею того же одиночества. Приходить в свою квартиру, где все только так, как тебе хочется. И делать там все, что хочется. И никто не мешает, и никому не мешаешь. Красота. В идее. А воплощение – сплошная боль. Да и просто какие-нибудь такие идеи, которые всем так нравятся. Гулять под дождем по осенней деревне, вдыхать запахи прелой листвы и свежего воздуха. Ну красота же? Я как-то раз попробовала. Не пошла в школу, а дома бабушка, и она бы непременно заинтересовалась моим столь ранним возвращением. И я ушла гулять по окрестным деревням под дождем. Чувствовала себя ужасно романтичной и ужасно дурой. Промокла, замерзла и никакого интереса. Но идея, как говорится, хороша. И со всякими красивыми идеями у меня так. Я размечтаюсь, нарисую себе такую заманчивую картинку, что аж припрыгиваю на месте от желания ее немедленно воплотить. А при воплощении сплошная скука. Нет, вспоминаю я потом, конечно, с удовольствием. Романтика же. Но сам процесс… Это как с походами. Пока ты в походе, то комары, и душа нет, и голодно, и в палатке храпят и носками пахнут. А потом, зимними вечерами, рассказываешь кому-то это, сидя на теплой кухне, и так здорово… И комары куда-то делись, и грибы повсюду, и со-походники веселые, и у костра пели (а на деле чаще всего сами песни берут намного меньше времени, чем споры, что петь, и уговоры гитариста уже выбранное сыграть).

В общем, идеи – это здорово. И мечтать об их воплощении – тоже замечательно. А вспоминать совсем чудесно! Но сам процесс – только вот разве что ради воспоминаний. Хотя, конечно, здорово было тогда бродить по деревне, а вот тогда сидеть у костра в такой дружной компании… При случае надо бы повторить.

@темы: когда деревья были большими, происки сознания, слова вместо карандаша

19:26 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Давным-давно, когда я еще была примерным студентом и увлеченно бегала на разные тренинги и семинары, мне повезло поучиться в группе по гештальт-терапии. Я не помню уже сейчас, закончила ли ее, но очень хорошо помню поразившую меня тогда в своей простоте и красоте метафору человеческих взаимоотношений. Тогда я ей поразилась, поняла чуть позднее, и только вот сейчас начинаю чувствовать и проживать.

В той метафоре моделями людей выступали ладони. И да, речь шла о взаимоотношениях двух людей, а не группы. Так вот, две ладони и взаимоотношения.

Первый случай. Сцепите ладони в замок. И сожмите их крепко-крепко. Два человека цепляются друг за друга. Держат друг друга. Чаще всего это детско-родительские отношения. В этих отношениях нет места никому и ничему третьему. Это крепкая система, и она устраивает обоих, и скорее всего, никто из этих двоих не представляет себе возможности иного существования. Мне претят подобные отношения, но до тех пор, пока они устраивают обе стороны, система живет и порой даже счастливо. Это выбор двоих.

Второй случай. Те же ладони, но одна из них хочет свободы. И она пытается вырваться из цепких объятий другой. А вторая отпустить не может, потому что видит в этом крах своего мира. И это частый психотерапевтический случай. Родитель удерживает рвущегося на волю ребенка. Жена цепляется за мужа. Ну или наоборот, чтобы не прослыть шовинистами. Хотя это уже реже. В любом случае, ситуация безрадостная.

Случай третий и самый обычный. Ладони обращены друг к другу лицом, если можно так сказать, но при этом не соприкасаются. Близкие чужие люди. Бывает. Появятся другие ладони, и этот случай прекратит свое существование, и близкие чужие ладони найдут свои отношения в паре с другими.

Случай четвертый. И самый для меня непростой. Ладони сложены вместе как при молитве. Слияние. Почему для меня непростой случай? Потому что долгое время отношения именно по типу слияния казались мне самыми правильными и единственно комфортными. То есть, только тогда на группе я услышала, что это пагубный путь, но понять почему – не поняла. Удивилась, расстроилась (выходит, я живу неправильно?) и выкинула из головы. И понадобились годы, чтобы пережить такие отношения и принять их неполноценность, чтобы научиться, пусть еще не строить, но уже желать отношений иного рода. Между сливающимися ладонями нет воздуха, нет пространства. Эти ладони не держат друг друга, как в первом случае, но и не оставляют себе и партнеру достаточно свободы для роста и развития. Да, эти ладони вместе по своему выбору и даже, чаще всего, счастливы. Лучше всего представить такие отношения со стороны, чтобы понять, в чем их подвох. «Мы подумаем, мы пойдем, мы не хотим». Теряется собственно человек, личность, участвующая в подобных отношениях. Есть пара, но нет двоих.

И пятый случай. Ладони соприкасаются кончиками пальцев. Это отношения двух цельных людей. У них есть общее, поэтому они вместе. У них есть свое, поэтому они остаются свободными людьми. У каждой ладони есть личное пространство, которое заполняется по желанию. Здоровые и зрелые отношения, и все такое. Возможность ежемоментно чувствовать себя, свой выбор, ответственность за него и свободу уйти.

читать дальше

@темы: происки сознания, отражение попутчика, когда деревья были большими

03:05 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Везение - это такое ужасно субъективное понятие. То есть, оно даже как-то особенно, с двух, а то и больше, сторон субъективно. Я вижу пока две стороны. То, что один человек назовет везением, другому покажется неудачей. Оптимисты и пессимисты, вечная тема. А для кого-то везение - вовсе не случайное, а вполне закономерное следствие ряда обстоятельств. Третья фигура в тоннеле со светом в конце - реалист. Кому легче живется, тот еще вопрос. Но я не об этом.

Вот разное бывает везение. Кому-то в азартных играх везет, например. Выигрывает человек в рулетку, блэк джэк и в тотализатор. И без знания всяких систем. Просто везет. Удача его такая. Другому везет в деньгах. Липнут, бывает так, к человеку деньги, причем, со всех сторон. Третьему аферы выгорают. Вот тетушка моя в этом плане удивительный человек. Казалось бы, невозможное дело, а у нее выходит. И не сказать, чтобы ей доход от этого большой, но все равно, удивительно. А есть, уверена, бытовое везение. Оно такое обыденное, что даже редко кем за везение считается. Но везение, конечно. На поезда успевать в последний момент, морковку по случаю купить в три раза дешевле, теплые сапоги на распродаже за смешные деньги. Везение, чего уж.

А есть везение на людей. Специфическое и крайне полезное везение. Попадаются человеку все время нужные люди рядом. А если и не очень нужные, то просто так замечательные. И идется ему по жизни весело и легко в чудесной компании. И знать он не знает о том, что бывают ужасные предательства и гадкие люди. Но, впрочем, может и знает. Но везучему на людей и в этом смысле везет. Его, если подставляют, то непременно красиво и переподвывернуто, не подстава, а сплошное искусство. Не то что других, которых обыгрывают позорно, как лохов на рынке. Удачливый на людей, это такой особенный человек, которому даже нехорошие личности попадаются уникальные и обаятельные, как злодеи в кино. Порой везунчик так рассказывает о своих редких врагах, что невольно в них, врагов, чуть-чуть влюбляешься, и завидуешь по-черному - мол, вот ведь человек, с такими злодеями сталкивается, не то что мои соседки и коллеги, мелочь гадливая. Но чаще, конечно, этим специальным везунчикам "по людям" приятные личности встречаются. И друзей надежных есть, и приятелей, и вообще, круг знакомых такой, что закачаешься. И все вокруг им стараются приятное сделать. Потому что везет им.

Остальные везучие относятся к своему везению так, словно не замечают. Или замечают, но это же естественно. Как можно иначе? И тем, кто с восхищением присвистывает, только досадливо машут рукой, мол, не городи ерунды, мелочь какая. А везучие на людей своим везением восхищаются. И гордятся немножко. И иногда словно коллекцию собирают из встреченных ими на пути замечательных людей. И часами про свою коллекцию могут рассказывать. И охотно признают, что да, уж что-что, а на людей мне, братец, везет! И еще пару часов рассказывают. И вовсе, кстати, необязательно этим везучим людей любить и считать всех поголовно пушистыми и белыми. Кто-то, да, безусловно, считает, что люди вокруг него все такие хорошие, что плохие дядьки с ружьями кажутся почти несуществующими мифическими персонажами из параллельной реальности. Но часть везунчиков отдает себе отчет в человеческой природе (это уже моя личная субъективность). И они как бы признают, что люди бывают всякие, но вот по отношению лично ко мне необыкновенно прекрасны в материальном и духовном смысле. И все вокруг хлопают стоя, потому что вот это да, вот это везение какое правильное и нужное!

А везучий на людей окидывает эту восторженную группу лиц нежным взглядом и видит в курице-Глаше не просто курицу-мать-деревенскую тетку, а удивительную женщину необычной судьбы, умеющую творить очаг и плакать от самого кривого сериала. Тонких душевных качеств женщину. И в грузчике Пете он видит удивительный талант ругаться столь красиво и вдохновенно, что лучше всякой песни. И тщательно лелеет в своей памяти их образы, радуется при встрече и непременно любит их именно сейчас, при встрече, любовью искренней и неподдельной от самого сердца. И удивляется трепетно своему везению встречать таких чудесных людей, делающих его жизнь красочной и легкой. Ну, пусть и не абсолютно легкой, но очевидно, легче, чем у того же Пети, которому так не повезло с тещей, коллегой и еще кучей народа. Но что поделать, не везет человеку...

@темы: живые души, происки сознания

02:59 

Русская литература

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я так давно обещала рассказать taknebivaet про причину своей нелюбви к русской литературе, и так долго этого обещания не выполняю, что мне даже стыдно. Но я, наконец, собралась с мыслями, и готова ответить.
Для меня русская литература логично делится на пять категорий. Литература русская классическая, литература советского времени, литература современная, литература-поэзия и детско-юношеская литература.

читать дальше

@темы: происки сознания

11:46 

Вот и поговорили.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
А он мне говорит:

Вот человек. И ему нужен кошелек. Потому что он уже выбегает из дома, собственно говоря, а без кошелька неуютно. И человек мечется по квартире, шарит вокруг глазами, и не находит этот кошелек. Ну никак не находит. А потом приходит друг и говорит: Ты чего ищешь? А тот ему: Да вот кошелек потерял. А друг показывает на стол, стоящий посреди комнаты и даже не очень заваленный хламом и говорит: Да вот же он лежит. А сам бы человек не нашел. Так и находился бы в вечном поиске кошелька и не успел бы никуда, куда важно.

Это он, значит, метафорично объяснил, зачем человеку психолог, по его размышлению, и в чем суть всяких проблем. Вот ищем мы, ищем чего-то, без чего нам никак уже в настоящий Путь не двинуться, а найти не можем. Пока кто-то умный носом не ткнет и не скажет, что да вот же оно.

А я ему:

И не согласна я. Потому что на самом деле, все было совсем не так. Однажды этого человека, когда он был еще совсем маленьким и редким невезунчиком, кошелек током ударил. И больно было. И вот с тех пор человек кошельком боится. А чтобы не бояться все время, то он их просто не видит. Даже если под нос совать. Потому как травма и защитные механизмы про избирательную слепоту. И притерпелся человек уже обходиться без кошелька. В платочке деньги носит. Только вот беда. Деньги его памяти про кошелек напоминают. Потому что лоботрясы всякие при нем деньги из кошельков достают. А он хоть кошельки и не видит, но подсознательно реагирует. И вот он уже и денег боится. На безналичные расчеты перешел. Только за хлебом неудобно ходить. Потому как продавцы недобро смотрят, когда он за батон с буханкой хочет кредиткой расплачиваться. И человек учиться обходиться без хлеба. Ну и так далее.

А психолог помолчит, помолчит, да как все поймет, да как начнет по-умному расспрашивать. И рассказывать. И выяснится, что тот в детстве кошелек не просто так был, а папин. Со специальной системой защиты от воров. А человек просто жвачку хотел, а денег не было, а папа суров. И кроме хлеба, денег и кошельков, выяснится по ходу, что ужасное чувство вины по ночам, и подозрительность к папе, и понимание необходимости жертвовать буквально жизнью за жвачку – это вот все оттуда, из детства, голубчик. А так мыкался бы все жизнь несчастный, пока сам себя бы не замкнул в узком контексте безопасного пространства. Без психолога-то...

А на самом деле:

Это я из вредности не согласна была. А так оно, конечно, обе схемы рабочие. Просто надо ж было повыпендриваться.

А совсем-совсем на самом деле:

Кто ж знает, как оно на самом деле. Может, нет на самом деле ни папы, ни кошелька, ни человека.

И только психолог есть. Потому что без него никуда, он фигура.

@темы: происки сознания, сплетая души в разговоре

11:40 

Маленькие тайны.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
У Яффы на окне стоит загадочная бутылка. Красивая, правильная такая. Граненая. Я забыла, как называется геометрическая фигура, которая цилиндр, но с гранями. И вот стоит такая бутылка, запечатанная, а горлышко ленточкой белой перевязано с бантиком. И жидкость там цвета темного рубина. Но не вино, потому что плотнее. Как будто маслянистая немного. И написано что-то про spring drink. Только оно у меня со spring никак не ассоциируется, скорее с чем-то тягучим и осенним. Но я до сих пор не уверена, пьют ли это, или для красоты стоит. Потому что равновелики шансы. Протираю от пыли эту бутылку каждую неделю и мучительно гадаю, красота или вкус. Или все вместе.

И представляется мне маленький мальчик, который в мамином кухонном шкафу искал клубничное варенье, а нашел такую бутылку. С тех пор каждый раз, как мама отлучается куда-то, он придвигает к шкафу стул, вскарабкивается на него и достает эту бутылку. Гладит ее, пытается понюхать, но горлышко крепко запечатано. И гадает, что же это такое прекрасное. И мама представляется ему не просто мамой, а почти волшебницей, у которой, наверно, по всему дому спрятаны такие восхитительные волшебные штуки. И вот он растет, а бутылка все стоит. И он мечтает, как однажды, когда он совершит что-нибудь геройское, мама достанет эту бутылку, откупорит ее и наполнит бокал чем-то таким вкусным и ароматным, что ради одного этого стоит жить.

читать дальше

@темы: диво дивное, происки сознания, сказка на ночь, трудодни

20:50 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Теперь утенок был даже рад, что перенес столько горя и бед. Он много вытерпел и поэтому мог лучше оценить свое счастье. А большие лебеди плавали вокруг и гладили его своими клювами.
В это время в сад прибежали дети. Они стали бросать лебедям кусочки хлеба и зерно, а самый младший из них закричал:
- Новый прилетел! Новый прилетел! И все остальные подхватили:
- Да, новый, новый!
Дети хлопали в ладоши и плясали от радости. Потом они побежали за отцом с матерью и опять стали бросать в воду кусочки хлеба и пирожного.
И дети и взрослые говорили:
- Новый лебедь лучше всех! Он такой красивый и молодой!
И старые лебеди склонили перед ним головы. А он совсем смутился и спрятал голову под крыло, сам не зная зачем. Он вспоминал то время, когда все смеялись над ним и гнали его. Но всё это было позади. Теперь люди говорят, что он самый прекрасный среди прекрасных лебедей. Сирень склоняет к нему в воду душистые ветки, а солнышко ласкает своими теплыми лучами... И вот крылья его зашумели, стройная шея выпрямилась, а из груди вырвался ликующий крик:
- Нет, о таком счастье я и не мечтал, когда был еще гадким утенком!


- Бабушка, какая чудесная сказка! – малышка мечтательно улыбнулась. – А про меня, когда я вырасту, тоже скажут, что из гадкого утенка она превратилась в лебедя, правда ведь?
- Скажут, конечно. Непременно скажут. Ну а теперь спи.
И бабушка, поправив на внучке одеяло, вышла из комнаты и притушила свет. Долго еще она сидела на кухне в темноте, пила остывший чай и кивала головой в такт разговору с собой. «Конечно, скажут, - думала она. – Про каждого гадкого утенка обязательно говорят когда-нибудь, что он лебедь. Рано или поздно, громко или тихо на ушко, один человек или хор голосов. Да, да, каждый гадкий утенок однажды превращается в лебедя. В одном этом и не соврал мечтательный сказочник. Пожалел детей, не рассказал, что долгие годы после превращения видит в отражении лебедь не себя вовсе, а утенка. Годы проходят, прежде чем случается внутреннее превращение. А то и вовсе не случается. Так и остается лебедь в душе утенком, да. Вот так было бы по-честному. Только может он и прав, Ганс Христиан, что умолчал об этом. Пускай утята мечтают». Бабушка зажгла свет, подошла к зеркалу и долго еще всматривалась в свое отражение. В свои глаза. В глаза старой, уставшей утки.

@темы: сказка на ночь, происки сознания

16:17 

Джуманджи

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
В младших классах со мной училась девочка Оля Голева. Ее семья была очень бедной, почти нищей. Я помню Олин свитер, красный и бесформенный, юбки невнятных расцветок (хотя, скорее всего, это были не юбки, а юбка – одна-единственная) и угрюмое выражение лица, которое тоже словно бы было единственным и бессменным. Вжатая в плечи голова, нахмуренные брови, тяжелый взгляд из-под них. Оля была неглупой, но оценки получала посредственные. Моя первая учительница не любила бедные семьи. Они жили в маленьком доме за речкой, в деревне, примыкающей к нашему городу. У них был огородик и козочка. Нелегкое материальное положение если не подружило, то сблизило наши семьи, и мы с бабушкой иногда ходили к ним в гости.

Один раз Оля была в гостях у нас. Возможно, это был не один раз, но, во всяком случае, это было не часто. Все-таки, мы жили получше, чем Олина семья, а дети остро чувствуют малейшую разницу в положении. Обычное и естественное приглашение на обед воспринимается унизительной подачкой, и ничего с этим не поделать. Но один раз Оля у нас в гостях была точно. В то время я была счастливой обладательницей невероятного сокровища – настоящего взрослого велосипеда Кама. Позднее мы избавились от этого тяжелого и неуклюжего чудовища, которое, к тому же, негде было хранить. Но в то время Кама еще жила у нас, и Оля захотела научиться на ней кататься. Мы спустили велосипед во двор, я показала, что и как умела, и Оля приступила к обучению.

читать дальше

@темы: происки сознания, отражение попутчика, когда деревья были большими, живые души, доброта дней

16:47 

А что, если?

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
А что, если вместо похвалы вознаграждать достойных пахлавой? И тогда сразу станет понятно про человека, буквально с первого взгляда, хороший он или не очень. Хорошего человека будет много. Ведь хороших часто хвалят, а значит, пахлаву они будут есть часто. А от пахлавы легко раздобреть.

Сперва, конечно, будут те, кто следит за диетой и правильным питанием, и все такое. Но постепенно мода, диктуемая общественными нормами, изменится. Все больше и больше симпатий будут завоевывать раздобревшие добряки. Постепенно люди вспомнят, что худоба – от слова «худо». Человек худой станет в глазах общества и на самом деле худым, плохим. И все ринутся набирать вес. И пахлава вытеснит с полок холодильников обезжиренные йогурты и прочие диетпродукты. Цены на пахлаву резко взлетят, и предусмотрительные граждане, вложившие сбережения в акции компаний производителей пахлавы, разбогатеют. Не иметь в доме пахлавы станет просто-таки неприлично. Ведь это будет означать, что ты человек неблагодарный, во-первых, и не заслуживший поощрительной пахлавы, во-вторых.

Человек худой будет вызывать подозрения, и появятся обманщики. Они будут старательно толстеть на макаронах с майонезом и бисквитно-кремовых тортах. А в прессе там и тут будут мелькать разоблачительные новости. «Кухарка президента призналась, что готовит только высококалорийную пищу! Президент раздобрел на сдобе, пахлавы он получает недостаточно!». Дизайнеры сконцентрируются на одежде для добрых и очень добрых. Из магазинов исчезнут размеры одежды до 46. Появятся специальные магазины одежды маленьких размеров, но стоить она будет запредельно дорого, а закупаться там станет стыдно. Появятся организации, защищающие права худых. Появятся группы психотерапевтической поддержки для тех, кто никак не может поправиться, и Общество Анонимных Худяков. Общественность будет старательно изображать толерантность, но косые взгляды не запретишь. Дети станут дразнить своих несчастных худых одноклассников «скелетами», а родители станут утешать их. «Это просто конституция у тебя такая, ну что тут поделаешь…» Подростки станут мучить себя изнурительными диетами с повышенным содержанием жиров.

Человечество оседлает очередную крайность. И вымрет. Сперва исчезнут здоровые люди, потом вымрут генетические худяки, а за ними – все остальные. Человечество погибнет не от чумы или холеры, а от атрофии мышц и диабета. А все потому, что нельзя заменять ценности духовные материальными.

@темы: происки сознания, сказка на ночь, сны разума

16:45 

Про Ирландию и футбол.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я всегда болею за спортсменов из Республики Ирландия. Потому что уверена – они из ИРА. И даже если сами не из ИРА, то обязательно ее поддерживают материально. Наверняка, футболисты Ирландии отдают все выплаты за голы в поддержку республиканской армии. Я представляю, какая у них мотивация! Жалко, что не так часто у них что-то получается. А все потому, что по-настоящему способные футболисты вынуждены уходить в подполье. За ними ведется настоящая охота. И тех, кого не удается купить в футбольные клубы Англии, тех безжалостно и тайно убивают. Очень опасно быть хорошим футболистом в Ирландии. Ведь стоит только Ирландии начать побеждать, стоит только привлечь внимание спонсоров, как освободительная война будет выиграна. Ирландия объединится, а по ее примеру возжелает свободы и Шотландия. А у Шотландии уже и сейчас есть Селтик. Если бы освободительную политику проводила Шотландия, Селтик давно стал бы полным чемпионом. У них была бы достойная мотивация. Ирландии сложнее. У нее мотивация и Лимерик, но хорошие футболисты вынуждены уходить в партизаны. А у Шотландии футболисты и Селтик, но нет мотивации. Вот так все несправедливо.

@темы: происки сознания

03:02 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Помню, читала где-то, возможно даже и в дневниках, рассуждения человека о том, почему он предпочитает говорить «благодарю», а не «спасибо». Если говоришь человеку «спасибо», то вроде как передаешь заботу о нем Богу. То есть, вот сделал кто-то какое-то тебе одолжение, и ты ему говоришь «спасибо», а «спасибо» - это «спаси Бог». Спаси тебя Бог. Словно говоришь Богу: «Вот человек, и он сделал мне добро. Зачти ему это добро и воздай, как обещал, сторицей». А если говоришь человеку «благодарю», то не Богу передаешь ответственность за то, чтобы чья-то добра не осталась не оцененной, а на себя эту ответственность возлагаешь. «Благодарю» - «благо дарю». Дарю тебе благо, благо, принадлежавшее раньше мне. Ты мне помог, или поддержал меня, или оказался рядом в нужный момент, и я ценю это и дарю некое благо, каким обладаю, и которое добровольно отдаю тебе взамен.

Что отдавали «благодарящие» люди? Может, кусочек своей удачи, а может какую-то ценную вещь. Может, настроение хорошее. Или просто давали понять таким нехитрым образом что, мол, плюс к карме у тебя, добрый человек. И вроде как «спасибо» - это препоручение заботы и снятие с себя ответственности. Нищим иногда говорили, что «Бог подаст», «спасибо» этому почти сродни. А «благодарю» - это готовность к оплате оказанной тебе услуги. «Благодарю» - это честно, ответственно и на равных. Ты мне, я – тебе. Не зря все варианты японских «спасибо» носят некоторый оттенок сожаления. Вроде, «спасибо, но не стоило», «спасибо, и я в долгу пред Вами, какая жалость». Видать, японцы честно расплачивались с услужившими и сожалели о некоем подаренном или предстоящем быть подаренным благе.

И мне, наверно, потому и не нравится «благодарю». Мне слышится в нем холод, сожаление, отстраненность и прекращение тонкой связи. «Благодарю, сударь, но лучше бы не лезли Вы с Вашей помощью, куда не просят. Однако я вынуждена признать, что в некотором пред Вами долгу». «Благодарю, но извольте в следующий раз испросить моего разрешения на оказание мне помощи». «Благодарю, конечно, но не нуждалась. Но что уж теперь поделаешь. Дарю Вам благо, и глаза мои Вас чтобы больше не видели». Ты мне, я – тебе, и в расчете. Никаких связующих нас нитей. Разошлись, и славно. А «спасибо» другое. Оно теплое. Оно тихое. Оно дружеское. «Спасибо, ты мне помог». «Спасибо, и я ценю то, что делаешь для меня». «Спасибо, и я на самом деле хочу, чтобы тебе приумножилось добро твое». Ты мне, а я за тебя – Богу. А Он может и не тебе, но еще кому-то. А уж тот кто-то – тебе. И все мы вместе, все связаны нитями наших «спасибо», и давай делать добро другим, потому что в одной упряжке и все такое. Потому что люди, потому что человечество.

Человек может вернуть ровно столько, сколь было ему дано. Человек может рассчитаться по-честному. А иначе это будет бесконечное кольцо взаимных неравных услуг. А Бог, или Вселенная, или как Вам будет угодно, - так вот, это Высшее Нечто может приумножить оплату, и на самом деле воздать сторицей. И никто ни у кого не в долгу. И все в плюсе, если делают сплошное добро. Только когда же оно так будет-то, чтобы мы все друг другу только добро и за «спасибо», без всякой иной оплаты? Когда ж сама я только добро, и только за «спасибо» и без ожиданий немедленной оплаты оказанного мною добра?..

@темы: происки сознания

22:49 

Вот такая полоса.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Наверно, мне особенно хочется говорить, когда меня или никто не слышит, или некому слышать, или слышат, но не понимают. Когда во вне живет и взаимодействует с миром выдрессированная оболочка, а все личности и особенности сосредотачиваются внутри, тогда хочется говорить. Говорить, петь, читать и спорить или соглашаться с выдуманной персоной автора. Неудовлетворенность порождает сублимацию.

Или если полная удовлетворенность. Когда нет нужды думать о завтрашнем дне, потому что он заведомо обеспечен и теплом, и едой, и безопасностью, и уважением и прочими потребностями. Тогда тоже начинает голосить и проявляться какая-то часть меня.

А когда я где-то посреди этих крайностей, когда мои способности и так изо дня в день находят себе приложение, когда вся я выплеснута наружу и живу жизнью внешней, тогда наедине с собой мне молчится. Мысли рациональны и линейны. Порывы продиктованы проявлениями внешнего окружения. Я трачусь на жизнь, на здесь и сейчас, и в остатке не желание выразиться, а удовлетворенная тишина. Внутренние голоса молчат, и если спросить меня, о чем я думаю, когда в полной тишине мою пол, я очень честно отвечу, что ни о чем. Просто мою пол. И да, раковину тоже надо бы еще почистить.

@темы: отражение попутчика, происки сознания

22:00 

Эсса, возможно, это был Ваш пост про автостоп, но я не нашла.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
В одном дневнике я прочитала пост про автостоп и стала вспоминать, как это было у меня. В том посте было много интересных и полезных советов. И как один из самых главных – доверять своей интуиции. То есть, не садиться в ту машину или к тому водителю, которые не нравятся. До того, как я сама начала ездить стопом, у меня при чтении такого рода рекомендаций возникал один вопрос. А если интуиция молчит? А если я ее не услышу? На что тогда ориентироваться? Когда я оказалась впервые на трассе одна, этот вопрос перестал быть актуальным. На трассе интуиция не молчит. Она голосит так громко, что порой никакого сладу с ней. Не сложно ее услышать. Иногда очень сложно ее послушаться.

До Минска я ехала с напарником. Это была моя первая пробная поездка. Напарник был мил, доехали мы легко и быстро, а вот в обратный путь, так вышло, что я пустилась одна. В ночь. И, конечно, влипла. Где-то недалеко от границы с Россией был такой участок трассы, что просто смерть стопщику. Особенно стопщику без фонаря. А у меня фонаря не было. Трасса была на ремонте и на каком-то своем участке однополосная. Машин не много, особенно ночью, разъехаться можно, но вот стопить там… Ни обочины, ни карманов. По бокам чередуются обрывы с насыпями. И ни одного фонаря. То есть, водитель не видит меня до того момента, пока не высветит своими фарами. Уже одно это значительно снижает шансы. А то, что одноколейка, делало мои шансы нулевыми. За пару часов у меня хватило ума осознать некоторую безнадежность положения, и я скорбно брела вперед, молясь о скором наступлении рассвета. Но одна машина все-таки остановилась, немного меня обогнав. И замигала, мол, иди уже быстрей, не все же ночь тебя тут ждать. Я подбежала к машине, открыла дверь и с головой окунулась в отборный мат. Меня ругали за мою глупость и вообще, причем такими словами, которые я сама для себя все эти два часа безуспешно пыталась найти.

читать дальше

@темы: происки сознания, отражение попутчика, когда деревья были большими, живые души, доброта дней

20:45 

Старая вечная сказка.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Небо ревело и хмурилось. Земля подрагивала, и то была дрожь гнева и безумства. Небо тяжелело тучами, густело, нависало. Небо громыхало. Земля отвечала утробным гулом, свирепым ветром, свистом, шипением. Стихии ярились, ссорились. На горизонте, где земля сходилась с небом в рукопашной схватке, сверкали молнии, раня обоих. Дождя не было. Долго бились, сталкиваясь лбами вечность и бесконечность. Долго ревели друг на друга. Дождя не было. Остывали постепенно, отступались, возвращались в себя, замыкались в себе. Дождя не было. Вернулись в свои пределы земля и небо, кипя и бурля недопрожитыми обидами. Дождь не пролился, не смягчил землю, не очистил неба. В воздухе осталась духота и вязкое напряжение. Медленно и неповоротливо возвращались упрямые гиганты к обыденности и ясности. Был шторм, были громы и молнии, прошла гроза, но не пролился дождь, и радуга не соединила взбунтовавшихся любовников. Разорвалась связь между землей и небом до следующей бури, до новых острых жалящих молний, заменивших хрупкую нежность радужной связи. Перемирие от усталости, без прощения и обновленной привязанности. Временное затишье.

Это была очень простая и неоригинальная история про постаревших Хранителей Мира. Они старели постепенно и незаметно для самих себя. И началась их старость с того самого момента, как однажды, после страшной и губительной грозы, не прошел дождь, и не расцвела радуга. Им показалось, что один раз – не страшно, а доставать с антресолей бубен, разводить костер и танцевать ритуальные танцы было лень. Не напрягаться же каждый раз, когда не проливается дождь, в самом деле. И сразу после этой не проговоренной вслух, но общей мысли, оба Хранителя начали стареть. А потом уже ничего нельзя было вернуть. Хранители растворились в окружающем мире, готовом рухнуть от той их давней халатности. И если бы не новые, совсем еще юные парень с девчонкой, занявшие их место, кто знает, что бы с миром стало.

- Мы ведь не поссоримся никогда-никогда, да, милый? – спрашивала девчонка, немного играясь своей наивностью.
- Никогда-никогда, - в тон ей отвечал парень.
- А если поссоримся, то обязательно потом помиримся, ведь да, любимый? – заглядывая ему в глаза с легким беспокойством, не отставала девчонка.
- Ну конечно, родная. Обязательно помиримся, - зная правила любовной игры, отвечал ей ее возлюбленный.
И, успокоенная, снимала она с плечей тяжелый рюкзачок и убирала его на антресоли. В рюкзачке гулко молчал бубен.

@темы: происки сознания, сказка на ночь

05:20 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."

Был у меня знакомый. Родился он в каком-то из городков Подмосковья, у уставшей мамы и пьющего папы. А потом у него еще брат появился. Городок такой... ну, не из редких. Один завод, наполовину не работающий, школа, ПТУ, множество палаток с пивом, водкой и семечками. Ну и конечно, потребители всех этих услуг. Родители моего знакомого ничем особенным от всех прочих родителей того городка не отличались. То есть, может там и было какое-то образование, но у папы оно вымылось водкой, у мамы - папой. Вообщем, что логично и естественно, знакомый мой пил. С нежного подросткового возраста и много. И друзья его пили. Думаю, каждый может представить себе лавочку во дворе и молодежь, на этой лавочке живущую. Полный рок-н-ролл, только вместо рок-н-ролла нынешние завсегдатаи поп-сцены.

И жил себе мой знакомый, наверно, даже не тужил. Жил как все. И иных перед собой вариантов не видел. А потому как откуда их взять, эти варианты? От чтения голова болит, семьи знакомых как калька с его семьи, по телеку... Ну если и попадались картинки жизни иной, то в равной мере можно было показывать жизнь счастливых марсиан - сказки, они сказки и есть. А суровая реальность везде одна. Думал так мой знакомый. А потом что-то случилось. Даже не что-то. Случилась такая вещь, что ему выпало заботиться о более слабом существе. О брате. Почему мой знакомый вдруг решил, что нехорошо употреблять его брату спиртное, понятия не имею. Но решил. И начал отучать в первую очередь на своем примере. А поскольку младший брат умел от старшего прятаться в не самые добрые компании, то старшему случалось серьезно драться. Пришлось моему знакомому заняться спортом, чтобы вечно битым не ходить.

На этом, в принципе, можно было б и остановиться. Но почему-то процесс изменений продолжался. Книга ли ему какая попалась в руки, человека ли где какого услышал... Вообщем, я когда с ним познакомилась, он уже вполне себе филфак заканчивал. Ну и просто весьма душевным и любопытным был собеседником.

Не верю в "яблоко от яблоньки". Человек изначально хорош. Человек рождается с неотъемлемой человеческой частичкой, которая точно знает, что "правильно", а что нет. Человек рождается не чистой доской, у него уже есть характер, и у него есть тяга к хорошему. Нечто, подаренное человеку не иначе как самим Творцом, нечто, которое Дух, тянет человека прочь из болота, даже если сам человек и ведать не ведает, что кроме его болота еще что-то есть. Человек не ведает, а дух его - ведает. А характер человеку помогает или мешает к собственному внутреннему голосу прислушаться, за желаниями собственного духа следовать. Конечно, в том, что некоторые яблоки укатываются от своих яблонь так далеко, что и внешние признаки родства теряют, огромная заслуга самих яблок. Они преодолели, и продолжают всю жизнь преодолевать массу препятствий. Себя, в первую очередь. Упрямство, лень, гордость и прочее. Но то, ради чего яблоки укатываются далеко, не жалея сил на дорогу - это не заслуга яблок. Дар отличать "хорошо" от "плохо" - не воспитание, не среда, не заслуга самого человека. Это нечто гораздо большее. Но если человек очень долго этим даром будет пренебрегать, будет стараться не слушать голос своего духа, тот умолкнет. Любой огонь гаснет, если его не кормить. Правда, совсем не знаю, а можно ли разжечь на пепелище новый огонь, если придет осознание и нужда в этом огне.



@темы: происки сознания, живые души, доброта дней

20:48 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Говорят, что дети и животные людей чувствуют. К хорошим ластятся, а плохих избегают. Может про животных оно и верно (очень хочется так думать, потому как облизывающие мой нос уличные собаки поддерживают меня в убеждении о собственной «не-так-уж-все-и-запущено). Но про детей-то если и верно, то лишь от части. Потому как помню я прекрасно, что всей дворовой нашей кодлой любили мы бабулек ласковых и сюсюкавших, угощавших нас конфетами. И дружно не любили тех, кто ругал нас за детские проказы и бездумные пакости. И я вот, например, не понимала родителей, когда они в разговорах про меж собой с неприязнью отзывались о тех самых «сю-сю»-старушках и, наоборот, с уважением относились к ненавистным ругательницам. И только со временем поняла, что да к чему. И что не всякий, кто улыбается и дарит конфету, добр и великодушен. И не всегда так плох тот, кто надрал уши за сломанную по неразумности яблоньку. И вот смотрю на детей сейчас, к кому тянутся, кого любят. Тех, кто им, детям, улыбается. Тех, кто с детьми заигрывает. Причем, и совсем маленькие молчаливые еще младенчики, и 5-6летние обормоты. В больницах, опять же, сколько видела, как жалуют своей приязнью ту медсестрицу, которой глубоко плевать, чем и как больны ее подопечные, которая спокойно покидает свой пост потрепать языком с подружкой из соседнего отделения и забывает, что по ночам чаще всего и бывают боли да обострения у пациентов. Но ведь она никогда не кричит, не ругается, не хмурит сурово брови, не отнимает принесенные обалдевшими родителями совершенно запрещенные сладости. Запрещенные не от злобности лечащего врача, а по жизненной, между прочим, необходимости. Зато какая-нибудь сестра, которая не спит ночами, дежуря у кровати особенно плохого малыша, которая не может сама решиться завести ребенка, потому что в ее сердце живут полтора-два десятка неблагодарных крикунов, которая высыхает от горя за каждого из них по отдельности и всех вместе – такая сестра у детей не в чести. Потому что может обругать, может заставить проглотить невкусную таблетку, может выпроводить вон любимую мамочку, от которой на все отделение несет перегаром. Дети обращают внимание на внешнюю заботу и доброту, да и красивость внешности играет для них большую роль. И если они и чувствуют, каков человек внутри, настоящий или с гнильцой, то очень неплохо умеют это скрывать. Причем, уже с пеленок, похоже.

@темы: происки сознания

20:21 

Люди будущего.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я уже привыкла к тому, что часто встречаю на улицах призраков из прошлого. Бывает, идешь себе, идешь, видишь лицо знакомое, поздороваешься, дальше идешь, и вдруг вспоминаешь - да как же так, ведь умер этот человек давно. Как же можно было его вот так встретить?

Когда умерли мои пра, я часто видела их смотрящими из окна, когда гуляла во дворе с друзьями. Увижу, помашу рукой, мол, тут я, не потерялась, дальше гуляю. И вдруг вспоминаю, что похоронили ведь их... А вот ведь смотрели из окна, искали меня глазами в ребячьей толпе, беспокоились. Мне не было страшно, все-таки, мои пра, родные. Что плохого могут сделать они своей любимой внученьке? И только бабушка с мамой пугались, когда я им рассказывала, что снова видела деда Сашу и бабу Тоню.

А постепенно, чем больше знакомых людей умирало, тем чаще я видела мертвецов. Кого-то просто вижу идущим по раз и навсегда заведенному маршруту, как Виктора Гурича. Он и стареньким совсем совершал обязательный моцион, проходя по нашей улице со своей неразлучной палкой-клюкой. Бывает, вижу его, удивляюсь, что вот старый же уже совсем, еле ходит, а тут такая погода - и все равно гуляет. А потом вспоминаю, что уж лет десять как нет его в живых. Бабу Симу вижу на рынке, ругающейся с продавщицей о цене на рыбу. Бабу Симу всем подъездом схоронили в 1999г. Недавно Андрея Чуканова видела с новой подружкой в обнимку. Хмыкнула про себя, что каждый месяц у него новая краля. А Андрюху два года назад пьяного машина сбила. Отца часто стала видеть после того, как он умер. Чаще, чем когда живой был. И все время удивляюсь, что это отец в нашем городе делает, по каким-таким делам приехал - он в Москве жил и в Щелково никогда на моей памяти не наведывался после того, как от нас ушел.

Вообщем, свыклась я уже с тем, что частенько вижу и иногда даже обмениваюсь какими-то банальными приветствиями с людьми, вроде как покинувшими уже этот свет. Но недавно я начала видеть призраков из будущего, и это меня озадачивает.

Стояла в магазине в очереди на кассу, и женщина передо мной пробивала бутылку водки и пачку пельменей. Когда она лицом ко мне повернулась, я машинально брякнула: "Здрасьте, теть Тань", и подумала, что вот ведь как постарела за пять лет и совсем уже спивается, жалко... Почему за пять лет? Почему спивается? Все у тети Тани хорошо сейчас, семья, и дети, и работа. И не старая она, и не пьет вовсе. А только та женщина в магазине тетей Таней была, потому что поздоровалась она со мной так, как только тетя Таня здоровается. Что случилось с ней за еще не прошедшие пять лет?

В метро углядела бывшую сотрудницу по работе. Постаревшую, похудевшую. И забилась в угол вагона, чтобы избежать встречи. Знала, что она плакать начнет на болезнь свою и на сына, институт бросившего, совсем мать не жалеющего. А мне неловко, когда мне начинают жаловаться на жизнь ровесницы моей мамы. Не знаю я, что в таких случаях делать и как себя вести. И все бы ничего, но только недавно я получила письмо от девушки, которая продолжает с этой моей бывшей коллегой работать. И девушка жаловалась, что совсем ее наша общая знакомая затиранила бессмысленными поручениями и заданиями. И писала она про нее, что "видать, здоровья много, энергию девать некуда". Если б та болела той болезнью, которая мне в призраке почудилась, так ведь не писала б так про нее эта девушка, верно? Да и сын у призрака только в этом году школу заканчивает.

И вот думаю я теперь, на пустом ли месте галлюцинирую, или на самом деле у двух моих знакомых так судьбы сложатся? Хорошо бы нет.

@темы: доброта дней, живые души, когда деревья были большими, происки сознания

21:46 

Проходила мимо старой моей школы и думала

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Странным образом не довелось мне в школе стать предметом насмешек и издевок. В принципе, все необходимые и достаточные для этого условия имелись у меня в наличие в избытке. Ребенок я была капризный, обиженный жизнью, быстро готовый расплакаться и в то же время с диким желанием вызывать симпатию и дружеские чувства. Плюс ко всему, мы были по-настоящему бедны, и одежда моя стоила в десятки раз дешевле, чем одежда моих одноклассников. И как будто этого было недостаточно, я была долгое время еще и самой полненькой девочкой в классе. Толстенькой не была, но благородная анорексичность моих одноклассниц весьма неудачно оттеняла мое крепкое телосложение.

Я так до сих пор и не понимаю толком, почему я, оставаясь все школьные годы белой вороной, тем не менее не была изгоем. Может быть, потому что, несмотря на все бедноту одежды, она у меня была необычная. Бабушкины блузки с рюшами, мамины длинные юбки и мамины же туфельки, штопаные-перештопанные - я даже не пыталась из того жалкого гардероба, что у меня имелся, создавать подобия тогдашним молодежным модам. Это было бы очень смешно, на это моих мозгов хватало.

Может быть, у меня был слишком вспыльчивый и агрессивный характер. Если мне только чудилось, что меня обидели, я бросалась на обидчика без промедления. Бросалась, вооружившись тем, что в буквальном смысле подворачивалось под руку. Помню, это бывали и туфли, и портфель, и линейки, и даже один раз ученический стул. Мне, конечно, говорили, что я сумасшедшая. Зато если кто-то замечал, что я вспыхиваю, и сейчас наброшусь - меня сразу начинали успокаивать и утешать, говорить, что, мол, никто даже не думал меня задевать.

Может быть, ехидная любовь уважаемых моими одноклассниками учителей сделала свое дело. Не все учителя меня любили, но большинство - да. Правда, это была странная любовь. С ехидными подколами и ироничными замечаниями. Но тем не менее, я чувствовала, видимо, как и весь наш класс, что это была именно странная такая любовь. И если дети невольно перенимали отношение ко мне тех взрослых, кто был несомненным авторитетом и примером для подражания, то да, свое дело сделали учителя.

Может быть, выбранная мною в далеком пятом классе прямолинейность в разговоре играла роль. Я помню, как кипя разочарованием после проигрыша в волейбольном матче между парнями и девчонками (я была капитаном девчоночьей команды), стиснув зубы подошла к капитану мальчишек и пожала ему руку на глазах всего класса. Поздравила с победой и пообещала обязательно обыграть его в следующий раз. Кстати, может быть мои успехи в волейболе тоже были мне на руку. Но репутацию "белой вороны" снискала мне именно прямолинейность, которой тогда не ждали еще дети друг от друга. Я любила удивлять, сказав что-нибудь вроде "Ты, конечно, замечательный парень и очень мне нравишься, но если еще раз попытаешься меня задеть - врежу".

То, что девочки относились ко мне с вынужденным признанием, я еще могу понять. Уговорить парней принять участие в нелепой сценке под какую-то "попсятину", от которой принято воротить нос каждому уважающему себя старшекласснику, могла только я. А вот почему я это могла - не знаю. Почему парни велись на уговоры? Почему невыносимо серьезный Миша морщился, но одевал парик из "дождика"? Почему после уроков меня приглашали гулять и пить пиво в мальчиковой компании, хотя я никогда не была в полном смысле "своей в доску"? Я не была красивой. Не была интересной. Короче, если что во мне хорошего тогда и было, то, во-первых, в зачаточном состоянии, а во-вторых, ну явно не то, что ценят школьники.

Так и осталась у меня моя школьная бытность загадочной загадкой. А главное, даже спросить не могу ни у кого. Потому что не знаю, а что спрашивать-то? Почему признали человеком? Почему не обижали? Почему были такие милые и хорошие? Может, кстати, дело все не во мне. Это чертов эгоцентризм направляет весь фокус внимания на собственную сущность. Может, просто у меня были замечательные одноклассники. Мне вообще очень везет на людей.

@темы: живые души, когда деревья были большими, отражение попутчика, происки сознания

Версты улиц взмахами шагов мну...

главная