Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: живые души (список заголовков)
17:48 

Умилилась)).

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Мне хотелось пожаловаться на бабушку. Потому что она купила три метра ядовито-горчичной в бледно-розовых сердечках ткани – мне на платье. И звонила, чтобы узнать, где на клавиатуре «собака». На мобильный звонила. Напугав сильно, потому что если человек не ждет оговоренного вечернего времени для разговора по скайпу, а звонит, невзирая на роуминг, то это срочно и страшно. Но я передумала на нее жаловаться, как только получила от нее письмо. Нет, в письме не было практически никакой информации, только просьба подтвердить получение письма. Дело в том, что письмо было электронное. Бабуля самостоятельно освоила мейл.

@темы: кровные узы, живые души

18:31 

Галя и Римма.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Римма сидела на кухне, ее грузное тело тряслось от старческих подрагиваний, страха и не сдерживаемых рыданий. Галя смотрела на нее и молчала. Да и что было говорить? Римма вызывала жалость и раздражение, а они, в отличии от сочувствия, нужных слов утешения подсказывать не умеют. Одиночество, болезнь, предстоящая операция - все это рождало жалость. Сама Римма, которая вдруг забыла, что уже год, как обиделась на Галю неизвестно за что, и с тех пор лишь молча воротила от нее нос при встрече (что было то ли нелепо, то ли смешно, то ли просто хамство, особенно учитывая то, что Галя единственная со всего двора продолжала с Риммой здороваться) лишь раздражала. Невероятная желчность, обидчивость и многословные жалобы на сына с невесткой сделали Римму парией,и теперь вот Галя расплачивалась за свое умеренное человеколюбие, то ли последняя, то ли единственная, у кого Римма решила поискать внимания. И вот Римма сидела в маленькой кухне, на маленькой табуретке, которые стали по сравнению с ней словно еще меньше, плакала и раздражала. Раздражала нелепостью и неуместностью своей, своими слезами, с которыми неизвестно, что было делать, а, главное, невероятно раздражала своим неумением вызвать сочувствие, словно бы обвиняя этим отсутствующим сочувствием Галю в чем-то. Чтобы поскорее избавиться от плачущей соседки, раздражения, ею вызванного, и непонятного, но очень сильного чувства вины, Галя предложила пойти завтра в больницу вместе с Риммой, поддержать ее морально, а потом навещать по мере необходимости. Римма согласилась, расплакалась снова, уже от благодарности, и, наконец, ушла.

читать дальше

@темы: живые души

21:45 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Шесть человек ждут от меня писем. Шесть хороших, близких человек. И не могу. Вот не могу, и все тут. Сажусь, открываю чистый лист, печатаю первое «здравствуй», и все. Что сказать, о чем сказать? Зачем сказать... Нет, вопрос «зачем» не стоит. Не должен стоять. Это те люди, с которыми мне всегда приятно поговорить, которые искренне за меня переживают, которым интересно знать, что со мной и как я. Поэтому я совершенно точно знаю, зачем мне им писать. Но как? Как это сделать, с чего начать, чем продолжить и как закончить? О чем пока можно промолчать, а о чем им будет интересно узнать? Какие бы вопросы они мне задали, встреться мы сейчас у входа в ближайшую булочную? Да в том-то и дело, что мы так редко говорим о текущих делах, так редко обмениваемся новостями (просто потому, что всегда наша жизнь протекала в непосредственной близости друг от друга и, собственно, и новостей-то как таковых почти не бывало), что вот сейчас, когда моя жизнь так изменилась, мне словно бы по-прежнему нечего нового сказать. Беда... В моей голове происходят безумные диалоги:
- О чем ты хочешь, чтобы я рассказала?
- Расскажи, как твои дела.
- Что именно ты хочешь знать?
- Как я могу знать, что именно я хочу о тебе знать, если я сейчас ровным счетом ничего конкретного о твоей жизни не знаю?
- А что конкретное ты хотел бы узнать?
- Ну, расскажи что-нибудь интересное.
- А что, что именно-то для тебя интересно знать?
- Да как же я могу тебе об этом сказать, если ничего не знаю? Расскажи обо всем.
- Обо всем сильно долго и скучно.
- Тогда расскажи про самое занимательное.
- ...

Такие вот дела. Кстати, с дневником примерно такая же история. Событий слишком много, чтобы выделить хоть какое-то из них как наиболее яркое. А мыслей особо нет, потому что слишком занята событиями. А наблюдений слишком много. И так по кругу до бесконечности, до бесконечности...

@темы: сплетая души в разговоре, отражение попутчика, живые души

14:17 

О Вечном.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
- Почему ты никогда не обращаешь внимания на то, что я для тебя делаю?
- Обращаю.
- Да, конечно! Как же... Что-то незаметно.
- Ты делаешь то, что сама считаешь нужным. И не делаешь того, о чем я прошу. Поэтому моя благодарность не всегда очевидна. Когда ты выполняешь мои просьбы, я всегда замечаю и благодарю.
- Значит, мне что, не делать того, о чем ты не просишь, так что ли?
- Значит, не делать.
- И тогда, получится, ты сможешь ничего не делать для меня. Очень удобненько получается...
- Ну почему? Твои просьбы я стараюсь выполнять.
- Скажи это кому-нибудь другому. Никогда ты ничего не делаешь. Месяц уже пол не мытый. Да что там месяц, дольше...
- Ты не просила.
- А что, самой догадаться никак нельзя? Я вот почему-то не спрашиваю, нужно ли тебе помочь с кофтой, а сажусь и вяжу. Хотя у меня много своих дел, которые я не делаю, потому что все всем вокруг должна. А мне, выходит, никто ничего не должен...
- Стоп, стоп, стоп. Не надо этого, хорошо? Вспомни, ты сама жаловалась мне, что тебе скучно и нечего делать, и просила дать тебе что-нибудь повязать.
- Ну да, да, конечно. Ты права. Ты, как всегда, совершенно права. Я сама во всем виновата...

Продолжать можно до бесконечности, в зависимости от настроя участников и наличия времени. На какой-то момент можно вернуться к началу и закольцевать. А как было бы можно все просто решить...

- Почему ты никогда не обращаешь внимания на то, что я для тебя делаю?
- Обращаю.
- Да, конечно! Как же... Что-то незаметно.
- Прости, пожалуйста. Я, правда, очень ценю все, что ты для меня делаешь. Очень-очень ценю. Прости, что иногда забываю тебе об этом сказать. Я постараюсь быть внимательнее, честно.
- Да ладно, ладно. Пойдем лучше кофе пить. Я печенье купила...

@темы: сплетая души в разговоре, происки сознания, кровные узы, живые души, доброта дней

10:31 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
12.09.2008 в 10:26
Пишет Diary best:


Пишет Клякса:

Бабушки
автор: Мария С.

У метро есть много недостатков. Во-первых, в нем не видно солнца. Во-вторых, люди под землей очень быстро начинают друг на друга раздражаться, ругаться, толкаться.

Но есть в метро такие пассажиры, которые всего этого не делают - не спешат, не ругаются, не толкаются. Это бабушки. Есть, конечно, и которые ругаются, но это не бабушки, это старухи. Бабушек легко отличить по вечно кроткому выражению лица.


У бабушек обычно затуманенный взгляд - под ноги или вперед, но на самом деле - куда-то очень далеко, в другое измерение, другое время и другую жизнь. По их взгляду понятно, что видят они там очень многое.

Когда я замечаю в вагоне метро таких бабушек, я пытаюсь поймать их взгляд. Мне хочется вместе с ними заглянуть туда, куда смотрят они. И еще хочется дать им понять, как они мне нравятся. Иногда бабушки замечают это и улыбаются в ответ.

Некоторые бабушки мне особенно запомнились.

читать дальше

URL записи

URL записи

@темы: живые души, находки россыпью

19:18 

Больничные картинки 3.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Утро, а все уже проснулись. Кто-то молится, кто-то читает. Аристархова засобиралась. "Ты куда эт? Опять очередь на кровь занимать?" - спрашивают соседки. "Ну а как же, а как же, - улыбается Аристархова. - Каждый день мне на кровь, а как же...". "Смотри, опять второй будешь, небось", - смеются соседки. "Ну это уж как получится, может, и не второй", - улыбаясь, отвечает Аристархова, берется за палочку и выходит из палаты. "Да она каждый раз идет за час на кровь очередь занимать, вот уже третью неделю лежит, и третью неделю - вторая в очереди. Там из палаты, что поближе к столику (где анализы берут), Сазонова тоже за час выходит, только ей идти ближе, вот наша и оказывается второй", - объясняют мне те, кто уже давно в моей палате лежит. "А остальные когда на кровь подходят?", - спрашиваю я. "Да остальные кто как, кто за полчаса, кто и вовсе минут за десять. А наша с Сазоновой сидят уже, разговаривают. Каждый день, считай, так и сидят там, кроме выходных. В выходные же не делают анализы", - рассказывают мне. - "Они уж попросили, чтобы их в один день выписали, иначе не хотят. Сазонову то уж на этой неделе домой отпустили б, так она не желает. Говорит, что подождет подруженьку свою, одну не оставит. Да только Аристарховой еще долго лежать, шов у нее мокнет. Но уж Сазонова раз сказала, что дождется, то дождется. Крепко они сдружились".

Идет по коридору сестра, открывает двери палат, кричит: "Ужинать! Ужиинать!". Народ достает свои мисочки-ложечки, начинает медленно подтягиваться к столовой. Кто-то, кто пошустрее, уже идет обратно, с полными тарелками, показывает всем желающим, что сегодня на ужин. Рацион довольно однообразный - на гарнир либо пюре, либо макароны, из мясного котлеты или печенка. На десерт чай с лимоном, иногда компот. Большинство не сидит в столовой, предпочитает уносить еду в палаты. Там включат чайники, заварят кофейку, кто-то поделится сладостями, принесенными из дома родственниками. В больнице хватает на всех и ложек, и тарелок, и чашек. Однако все предпочитают кушать из своего - говорят, что так "вкуснее, как-будто дома".

Время утреннего осмотра. Завотделением говорит, кому на перевязку, кому на анализы, кого на сегодня назначено оперировать. "Ну что, Успенская, тебя мы можем выписать сегодня, хочешь?", - спрашивает у одной. "Хочу, хочу, а как же", - торопливо отвечает та. "А может еще полежишь, а? - посмеивается зав. - Прижилась ты у нас, считай, уж два месяца без малого лежишь, подружек вон завела. Чего тебе домой-то? Живешь одна, скучно ведь, небось?". "Ой, нет, доктор, выписывайте. Хотя и хорошо здесь, и девчонки все хорошие, а выписывайте уж поскорее. Залежалась. Дома-то оно все равно завсегда лучше...". "Ну, смотри, как знаешь. Отпускаем тебя тогда. Только уж смотри, не попадай больше, договорились? - добродушно угрожает врач. - А то в следующий раз не скоро выпишем, сама знаешь". "Да знаю, доктор, знаю. Чего уж... Моя б воля, и в этот раз не пошла бы. Да только вон возраст-то уже какой. Хочешь не хочешь, а болеешь. Только теперь уж все, больше не буду. Хорошо Вы меня подлечили, не пожалуешься...". И скоренько давай собирать вещи, значит, пока доктор выпускать не передумал. А соседки напоминают, чтобы все-все забрала, все газеты, все баночки, все бутылочки... А то примета такая, оставишь чего, самое ненужное, так потом возвращаться придется. А перед уходом самым положено матрацы на занятых кроватях подергать, чтобы, значит, и остальные не залежались, вслед за выписавшейся мигом выскочили и не возвращались...

@темы: доброта дней, живые души, увидела

19:15 

Больничные картинки 2.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Лежит бабуля после операции. Бабуле за восемьдесят давно уж. Сестры решили, что бабуля лежать будет долго и спать мирно. Благо, наркоз, нервы и все такое. Но бабуля оказалась прыткая и бодрая. Два часа полежала и давай с койки сползать. Соседке по палате ее, значит, поймать пытаются, а бабуля хвать палочку и драпать. Сестра ее только в коридоре догнала, под руку взяла, назад ведет. "Что ж ты, Родионова, после операции-то бегаешь, а? Лежать тебе надо сейчас, понимаешь, лежать...", - ласково журит ее сестра. А той в туалет понадобилось, а соседок просить судно подать не захотела - чтобы не беспокоить лишнего, значит. Привели в палату, обиходили ее, лежит вроде как бабуля. Часа два полежала и снова сползает: "Пойду-ка я, пройдусь... А то залежалась совсем, устала ужо лежать...". Соседки снова за сестрой, сестра снова бабулю ловит, снова в койку водворят. А ей все неймется. Только народ из палаты разошелся кто куда по своим делам, как Родионова снова сбежала. Заглядывает сестра в палату, укольчик бабуле сделать, а той нет. "Что ж какая прыткая бабуля-то попалась, все ее ловить надо", - ворчит сестра. Идет по коридору и кричит: "Родионова, Родионова! Да где же ты? Укольчик делать пора". Родионова из какого-то закутка выползает, вины своей не чувствует. "А что уж и пройтись мне совсем нельзя? Я тихонечко, по стеночки, по коридорчику и обратно...". Уложили бабулю, укололи. Вечер наступил. Заслышала бабуля из телевизора, что в общей комнате, звуки родного телесериала, и снова давай сбегать. "А как же, как же, последние серии сегодня, что ж мне, пропускать, что ли?...". Так и бегали весь день сестры, по всему отделению ловили Родионову. Молодец, бабулька! Ну точно, до ста жить будет, не иначе!

В коридоре ор стоит. Сестра с больной ругаются. Сестра кричит: "Ты почему анализы не сдала? У тебя операция завтра по расписанию должна была быть! Вот жди теперь до следующей недели!". А больная ей в ответ кричит: "Да откуда же я знала, когда мне на анализы?!". А сестра ей: "Да все же знают, что в восемь утра кровь из вены беру, одна ты, что ли, не знаешь?!". А та ей: " Не знаю, откуда мне знать?! Вы же не сказали!". А сестра: "А мне что, каждому еще и говорить? Все отделение знает, подойти, спросить у кого-нибудь не могла? И мы тут весь день по коридору ходим, хотела бы, спросила бы!". А из палат прислушиваются и перешептываются, правильно, мол, сестра ругается. Все знают, когда им и какие анализы сдавать. Хочешь, чтобы вылечили, так все сама знать будешь. А хочешь лежать подольше, так и лежи, и не спрашивай, хоть всю жизнь тут пролежи. Надо ж как-то своей жизнью и интересоваться, на самом-то деле...

@темы: увидела, живые души, доброта дней

18:10 

"Доктор, мы меня теряем..."

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Раздели меня почти догола и оставили ждать своей очереди в предоперационном предбаннике. На голове шапочка, на ногах бахилы, на теле - трусики. Все в тон, все голубенькое. И я голубенькая, от холода. Гармония, значит, неописуемая. Стоим мы вдвоем с моей гармонией и думаем, то ли тут стоять, то ли идти уже куда... На всякий случай сунули нос в ближайшие двери. А там, ой, мамочки родные, человек живого режут, и кровь кругом. Лучше бы и не смотреть было. читать дальше

@темы: отражение попутчика, живые души, доброта дней

12:03 

Старость...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
На краешке кушетки притулилась совсем старенькая бабулька. Напротив нее за столом сидит сестра, заполняет больничную карту. Спрашивает у бабульки домашний телефон. Бабулька диктует, а потом, помолчав, говорит: "Только, дочь, некому там у меня ответить, одна ведь я...". Та отрывает голову от писанины, смотрит на бабульку с явно читаемым сочувствием в глазах и отвечает: "Да мы ведь, бабуль, это так, только для заполнения спрашиваем. Никто ведь Вам звонить-то не будет". Бабуля тихонечко вздыхает и почти шепотом: "Жалко...".

Сидят в палате старушки на койках. Одна рассказывает.
- И вот прихожу я на томографию, а Валентина Сергевна и спрашивает, чего это я такая расстроенная. А ей и говорю, что Сергей Владимирович на меня накричал, а я же не виновата, что мои анализы еще не сделали. Она мне и говорит, мол, в голову не бери, он на всех кричит. А я такой человек, есть у меня такой недостаток, я несправедливости по отношению к себе совсем терпеть не могу, так-то вот. Ну и расплакалась там у нее в кабинете. А на следующий день Сергей Владимирович подошел ко мне в коридоре и давай снова ругаться: "Кто это на тебя кричал?! Я разве кричал?!! Да я вообще никогда не кричу!!!". Так-то вот оно все как...
И соседки по палате задумчиво кивают головами и притихают... А потом одна предполагает: "Может, дома у него чего не так? Может, жена у него стерва какая, вот он и ходит, нервничает...". И остальные подхватывают и развивают идею. Мол, да, да, небось и дети-то у него отца не уважают, только и думают, что о квартире и деньгах. А внуки-то и вовсе, балбесы все и шалапаи, учиться не хотят, им только пиво пить да с девками жамкаться по подворотням. И вот сидят бабульки и причитают за обездоленную жизнь главного лечащего врача. Жалеют его, сердешного. Придумали ему судьбу горемычную и все грехи разом отпустили. Влетает Сергей Владимирович в палату, и аж спотыкается на пороге, видя в устремленных на него глазах искреннее сочувствие и соболезнования. Закрывает открытый уже было для ругани рот, и тихо так спрашивает: "Ну что, милые, есть какие жалобы?". Нет у них никаких жалоб, какие у них могут быть жалобы... Поболит да пройдет потихоньку. Выходит Сергей Владимирович из палаты, притворяет дверь за собой аккуратно, а вслед ему еще долго смотрят семь пар жалеющих женских глаз...

@темы: доброта дней, увидела, живые души

23:08 

Больничные картинки.

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Приемный покой. Предбанник, кресла, живая очередь из поступающих в стационар. Человек двадцать, может, больше. Сидят и стоят, понурые, лица обеспокоенные, в глазах - вопросы и отсветы внутренних монологов. У большинства - пакеты с тапочками, зубными щетками, домашней одеждой. И почти осязаемое уныние и переживания. Все молчат. Подходят еще люди, узнают, кто последний, и тоже замолкают-затухают. Порой открывается дверь, оттуда выглядывает сестра, говорит: "Следующий", и снова наступает безрадостная тишина. Вдруг резко распахивается входная дверь, уверенно и шумно, ярко контрастируя с остальными, входит мужчина. Лет тридцать, дорогой костюм, румяное круглое лицо. Вошел, услышал, что сработала сигнализация на его рядом припаркованной машине, резко вышел. Снова вошел, поигрывая ключами и брелками. Все смотрят на него. Он окидывает взглядом всех. Секундный ступор и явное удивление на лице. "И че, я не понял... Все больные, что ли?...", - после короткой заминки с легким наездом выдает он. Остальные переглянулись, помолчали. Кто-то робко отвечает: "Ну... Вообщем, да, все больные...". "Ну нормально вообще?..", - кому-то отсутствующему возмущается-жалуется пришедший. И также резко, как вошел, уходит. Дверь за ним закрылась, повисла напряженная тишина, и следом - общий хохот. И потом совместное обсуждение-осуждение "хозяев жизни" и их амбиций. Все довольны - угнетающая атмосфера треснула и осыпалась осколками. В приемной воцарило оживление.

@темы: увидела, живые души, доброта дней

17:14 

Так будьте здоровы!..

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Было у меня, значит, направление на операцию. На сегодняшнее утро. читать дальше

@темы: отражение попутчика, живые души, доброта дней

16:31 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Пред-ночь, пред-осень, дорога, машина, свет фар и темнота вокруг... В окно - свежие запахи ночных полевых цветов, тепло, но не жарко, не душно. И в высвеченных фарами серебристых травинках, колышущихся от легкого ветра мелькают лица людей. Тех, из чьей жизни ушла, не попрощавшись, я. А в тихой смеси звуков из шороха асфальта под шинами, птиц и шелеста листьев - голоса тех, кто, не простившись, ушел из моей. И перед глазами пробегают картинки, словно выхваченные кадры из фильма. Вот мы с хохотом и шутками ввосьмером пытаемся уместиться в несчастную Оку, и поместить там же гитары и барабанную установку. А водитель почему-то отказывается ехать вместе с кем-то на коленях. После репетиции, тоже ночью, тоже пред-осенью... А потом - картинка, как едем из Москвы на дачу. Окна открыты, томно поет Патрисия Каас, Илья думает о чем-то своем, я, прислонившись головой к окошку тоже молчу, и в этом молчании вопросы, ответы и такой вот молчаливый разговор. Каждого о своем. И снова сменяются декорации и актеры. Вот мы вчетвером катаемся на старенькой Ниве по Москве - Косте вчера дали права. И уже в дороге мы понимаем, что он боится поворачивать. Едем по прямой, и как только видим нужный нам поворот, дружно кричим: "Костя, миленький, ну поворачивай же...". А Костя, мужественно нахмурившись, цедит сквозь зубы: "Да я пытаюсь...". И снова оставляет позади очередной поворот. А у нас от смеха уже болят животы... Столько людей осталось где-то там, далеко-далеко за спиной. И не верится, что у них что-то изменилось, что они повзрослели, остепенились... Кажется, что все они живут только во мне, в моих воспоминаниях, и остаются все такими же, смешными и малость нелепыми, и я там же, в воспоминаниях тоже ни капли не изменилась, тоже смешная и немного нелепая. Девчонка... И можно, конечно, кому-то позвонить, с кем-то встретиться, но только зачем? Все прошло, все осталось там, далеко-далеко, в прошлом, которого, может, никогда и не было, и оно мне только приснилось. И только тянуться от сердца ниточки, связывающие меня накрепко с теми, кого уже нет, у кого уже нет меня, но кто отпечатался на моей личной доске памяти глубоким слепком. А машина едет дальше, высвечивает все новые и новые участки дороги и полей вокруг, и те, кто есть у меня сейчас, тоже когда-нибудь исчезнут, оставшись навсегда во мне. И вся жизнь, которой еще не было, складывается перед мысленным взором в такие вот картинки, выхваченные из реальности. И все хорошо. Все будет хорошо... Машина едет...

@темы: слова вместо карандаша, когда деревья были большими, живые души, доброта дней

22:52 

Все по-честному

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Тетя Таня всегда работала в районной больнице. То есть, когда-то она, наверно, там не работала, но про это время уже почти никто и не помнит. Трудно сказать точно, кто она там. То она работает в рентген кабинете, то в лаборатории, то еще где-то. И вся больница ее знает, все врачи любят, зовут не иначе как Танюша. И обитатели дома, где живет тетя Таня, тоже зовут ее Танюша. Хотя иногда кажется, что еще чаще ее зовут "Танюша-помоги-достать-справочку". Иногда еще "Танюша-проведи-на-анализы-без-очереди" или "Танюша-напиши-рецептик". Если у кого-то заболел ребенок, можно не идти в больницу, не сидеть там в очереди ради справки с очередным ОРЗ и советом попить аскорбин. Нужно просто поймать тетю Таня, когда она прибежит домой на обед, и попросить. Тетя Таня неисчерпаемый кладезь бланков для справок и для рецептов, а как и что пить, она спросит у самого надежного доктора. И можно не волноваться. И если кому-то назначили уколы, то тете Тане совсем ведь не сложно после работы прибежать и уколоть. Тетя Таня никогда никому не отказывает в помощи, никогда не показывает, что ей это может быть неудобно или просто неохота. Она улыбается и говорит: "Ой, да конечно-конечно, проведу, достану, сделаю, выпишу". И проводит, достает, делает, выписывает. И жители соседних домов тоже часто обращаются к тете Тане за помощью. Даже совсем новые жильцы как-то очень быстро понимают, что она не откажет. И не попросит денег. А если и предложить, то не возьмет и обидится. Можно подарить одежду, шторы, какие-нибудь деликатесы, но не деньги. А можно и ничего не дарить. Потому что все равно она будет прибегать ставить банки, и продолжать также улыбаться, и говорить: "Конечно-конечно, совсем не сложно". Ее дети и муж рычат на тех, кто приходит к ним в дом, чтобы снова о чем-то попросить безотказную Таню. А она потом за них извиняется и выполняет просьбы. А тут как-то заболел воспалением легких молодой парень. Его мама решила, что лучше он будет лежать-болеть дома, а уколы ему поделает Танюша. Забрала сына из больницы, договорилась с тетей Таней, и та каждый день ходила делать эти самые уколы. А потом парень умер. Потому что тромб. И его мама сказала тете Тане, что если б не она, то сын был бы жив. Потому что если бы тетя Тане не стала делать уколы, то парень вынужден был бы лежать в больнице. И там его спасли бы вовремя. Конечно, никакого суда не было. Да и вскрытие показало, что все сосуды у парня были буквально закупорены. И воспаление легких развилось именно на этой почве. И что парня было, вообщем-то, не спасти. Только каждая соседка сочла своим долгом после этой смерти к тете Тане зайти и сказать ласково так: "Ну зачем же ты, Танюша, делала ему уколы. Ведь если б не ты, парень был бы жив". И у тете Тани был нервный срыв. Коллеги ее, конечно, в итоге успокоили, но больше она не стала делать укольчики. И соседи дружно решили, что она совсем и напрочь "зазналась". И с детьми у нее не все хорошо. Потому что невестка что-то уже шесть лет как не может забеременеть. А дочка и вовсе с каким-то парнем в одной квартире с родителями целых полгода жила не расписанная. Позорище-то какое... И, видать, не даром Танюша теперь пробегает мимо лавочек с добрыми соседями, опустив голову и еле слышно бормоча: "Здравствуйте". А то и вовсе под окнами прокрадывается. Ой, как не даром все это. Стыдно перед честными-то людьми, не иначе как...

@темы: живые души

15:37 

Физика, химия и лирика

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Я в школе очень боялась химию и физику. Боялась, потому что не понимала. У нас сперва по этим предметам были совсем никакие преподаватели, они ничего не объясняли, но и не спрашивали. И каким-то образом у всех выходили пятерки. А потом химию стал вести Рудерман, а физику - Килебирда. И они уже спрашивали. А я уже научилась ничего не понимать ни по физике, ни по химии. Мальчишки как-то быстро наверстали упущенное. Некоторые девочки тоже. А я не смогла. Или не захотела. Но в любом случае, страх был панический. До такой степени, что мозг отшибало напрочь. Помню, был экзамен по химии классе в седьмом. Задача и вопрос. Вопрос мн достался сложный, поэтому задачка была легкой. Я ее даже решила. А вопрос - периодическая система элементов Менделеева. И вот меня уже вызвали отвечать, а я на ходу лихорадочно пытаюсь вспомнить, кто же таблицу эту придумал, Менделеев или все-таки Ломоносов. На четыре меня тогда дотянули, кстати. Каждый раз, когда я слышала свою фамилию на этих уроках, я начинала бледнеть и дрожать. Контрольные мне писал сосед по парте. Если надо было ответить на какой-то вопрос с места, он же мне подсказывал. А вот когда вызывали к доске, я чуть в обморок не падала. Правда, оба учителя это знали. И знали, что я ничего не знаю. Но почему-то относились ко мне с чуть издевательской симпатией. То есть, попугать любили, а ставить плохие оценки - не ставили. И моей основной задачей стало суметь правильно условие этой самой задачи на доске записать. Потому что вызывали они меня всегда под конец урока. То есть, продиктуют условие, я его запишу (если запишу), и звонок. А на перемене уже парни быстренько мне эту задачку решали. А когда начинался следующий урок, учитель смотрел на доску, видел написанное решение, умирающую от ужаса меня (а вдруг что-нибудь спросит по ходу решения задачи или попросит объяснить...) и с ехидцей говорил: "Ну что, это, конечно, пять. Молодец, отлично справилась". Они оба, и физик, и химик с какой-то совершенно одинаковой интонацией это говорили, и по совершенно одинаковой схеме меня к доске вызывали. Всегда перед концом урока. И оба прекрасно знали, насколько я ни бум-бум. Но жалели. Но издевались. Садюги... Бывает, только урок начался, а тот же химик, например, водит пальцем по журналу и размышляет вслух: "Ну, кто же у нас сейчас пойдет к доске? Может, А** пойдет? (Я, то есть). Ну как, А**, пойдешь к доске?" И смотрит так, и улыбается... А я ни жива ни мертва, сказать ничего не могу, только головой мотаю, мол, не, не пойду. Ну ладно, - говорил тогда химик. - Раз не хочешь, то кто-нибудь другой пойдет. Тебя мы чуть позже вызовем. И вот что странно... Вообще, у нас в классе не любили тех, кого по каким-то причинам учителя "тянули", ставили завышенные оценки или давали поблажки. А мне прощалось. Парни и вовсе, порой, чтобы меня от казалось бы неминуемого вызова на эшафот спасти, сами руки тянули. А девочки словно бы не замечали моего привилегированного положения. Над другими за похожее отношение со стороны учителей ехидно посмеивались, а про меня молчали. Хотя нельзя сказать, чтобы все девчата так уж меня любили. Просто как-будто признавали мое право не знать физику и химию и иметь по ним "пять". До сих пор я не смогла понять, почему оно так было.

@темы: отражение попутчика, когда деревья были большими, живые души, доброта дней, диво дивное

15:34 

Серега

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
С Серегой я познакомилась у Никиты. Я тогда ушла из дома, жить было негде, а Никита легко вписывал к себе разный народ. Вписал и меня. Помимо Никиты там же жил его пес, кавказская овчарка Мурзик, старая-престарая, кот Кубик, вечно голодный и совершенно сам по себе кот, барабанщик Саша, стриптизер Артем, собственно, Серега - ди-джей, ну и частенько оставалась на пожить никитина девушка Ася. И еще куча разного народа, приходящая поспать, поесть или просто так, за ради компании. Сперва я их всех побаивалась. Потому что до этого жила только дома, знала только своих приличнейших одноклассников и потом чуть менее приличных, но все равно, вполне социальных однокурсников. А тут такое сборище разношерстных странных личностей. Я особо не горела желанием близко с ними знакомится, приходила с учебы, перемывала посуду и полы, и уходила в свободную комнату читать. По вечерам гуляла с Мурзиком. По ночам спала. Поскольку весь остальной народ в основном жил ночью, а спал днем, мы первые недели три и не пересекались толком. Но в какую-то ночь мне что-то не спалось, я сидела на кухне, думала, как жить, что делать, пила чай и нечаянно дождалась возвращения из клуба Сереги. Он пришел такой веселый, такой счастливый, что-то напевал, пританцовывал, плюхнулся на скамейку рядом со мной, отпил моего чая и с ходу огорошил: "А я влюбился!". Я заинтересовалась, стала расспрашивать, и он поведал, что с классным таким человеком в клубе познакомился, и они потом еще часа два гуляли и целовались, и вообще, все супер. "Только вот не знаю, мне самому позвонить или подождать? Ты как считаешь?". Я полушутя возмутилась. Мол, мужчина он или где, и неужели он станет ждать, пока девушка сама ему позвонит. И тут Серега так слегка потупился, так лукаво искоса посмотрел и удивил меня уже основательно: "Девушка? Какая девушка? Он - парень". И я замолчала. Какое-то время я молчала потому, что переваривала новость. А потом молчала, чтобы сдержать совершенно неприличное желание потыкать в него пальцем с восторженным попискиванием: "Ой, настоящий гей! Живой!!!". Потому что до этого я только по телевизору видела людей гомосексуальной ориентации. А тут, в одной квартире со мной, прямо передо мной, ближе, чем на расстоянии вытянутой руки сидит самый живой и настоящий)). Только Никите не говори, а то я не знаю, как он отнесется, - попросил Серега. Я и не собиралась. Человек доверил мне такую тайну, зачем же я буду еще с кем-то ей делиться?)). Вот так мы и подружились. Я дожидалась его возвращения с работы, чтобы вместе пойти гулять Мурзика, а он мне рассказывал про свою жизнь, свои любови, бывало, что плакался, бывало, делился радостью от новой влюбленности. Он часто влюблялся и часто разлюблял, но всегда переживал на полную катушку. Мне было даже завидно - я тогда еще не умела ни так грустить, ни так радоваться. А он умел. И всегда верил, что эта вот любовь - на всю жизнь. А когда его бросали, он верил, что больше никогда не сможет полюбить другого. А еще через пару-тройку дней я видела его снова напевающим и пританцовывающим, и понимала - очередная настоящая любовь снова его настигла. Серега очень смешно переживал за свою внешность. Он был высокий, с узенькими плечами и небольшим пузиком, но обожал обтягивающие маечки и блестящие узенькие штаны. Примерит какую-нибудь шмотку, и бежит ко мне. Спрашивать, не слишком ли его полнит). И даже подарил мне одну свою маечку, когда с ужасом узнал, что у меня ни одной нет, только блузки да рубашки. Смешливый, открытый, добрейшей души человек. Читал Ошо и Блаватскую и верил в Будду. Он мне чем-то неуловимо напоминал щенка сенбернара. Какой-то дружелюбной нелепостью своей. А потом они с Никитой поругались. Просто у Никиты был неудачный период, его все раздражало и злило, а Серега со своей щенячьей вертлявостью попал под горячую руку. Они поругались, и Серега куда-то ушел. Забрал свои вещи, книги, музыку, и ушел. И я его больше никогда не видела.

@темы: когда деревья были большими, живые души

15:33 

Рабочее

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Ну вот, на работе теперь знают, что я увольняюсь. Сообщила Ане, что скоро уйду от них с некоторым трепетом, потому как кто его знает, как воспримет... Восприятие было идеальным. Сперва Аня, как мне и хотелось где-то в глубине души, посетовала на то, что очень жалко меня терять, прибавила, что и так было странно, что я так долго у них задержалась. С подтекстом, что, разумеется, я могу претендовать на что-то большее (да-да, мое эго было поглажено и приласкано именно тем способом, который я люблю)). Потом Аня сказала, что никакого неудобства я им не доставлю, что не проблема найти человека на мое место, и жалко только, что это буду уже не я. И разрешила предупредить об уходе официально буквально в последний момент, как мне того и требовалось, потому что сама еще не знаю точной даты увольнения, а доработать хочу по-максимуму. Наш главный все еще в отпусках отдыхает, поэтому Аня предупредила Ольгу, зама нашего главного. А Ольга пришла ко мне и так аккуратно поинтересовалась, просто так ли ухожу, или, может, они меня чем обидели... Да, хотелось ответить мне, очень обидели. Потому что я не могу работать четыре дня подряд, потому что мне нужно спать. И еще я не могу сидеть просто так по 12 часов без посетителей, даже с книгой и вязанием не могу. Потому что на работе я хочу заниматься тем делом, за которое мне платят, а иначе я устаю. И вообще, меня сменщица обижает, а они ни разу не заступились... Обидели насмерть. Но ничего этого я не сказала, чтобы не расстраивать хорошую Ольгу. А она на самом деле хорошая. Какая-то беззащитная такая... Помню, когда у нас курьер уволился, мы два месяца без курьера сидели. Потому что чтобы принять курьера на работу, надо провести собеседование, а Оля очень не любит проводить собеседования)). На какой-то момент она одного из кандидатов ко мне привела, якобы познакомить. А потом звонила и спрашивала, как он мне, и брать ли его на работу. И вообще, меня в этой работе впервые полностью устраивал состав начальников. Потому что сменщица - это ерунда, с ней можно разобраться при желании. А вот если начальник не нравится... А тут их было целых как бы четыре, и три из них девушки, и всех я нежно любила. И до сих пор люблю). Но уже стараюсь отвыкать от них потихоньку. Не знаю, будет ли еще у меня когда-нибудь такой начальник, который станет притаскивать мне на рабочее место книжки, чтобы я сильно не скучала и отпускать в рабочее время по магазинам, чтобы я не пропустила распродажу)). Но, во всяком случае, этот отрезок пути почти пройден. Впереди - горизонты, горизонты...

@темы: живые души, доброта дней, трудодни

13:55 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
В метро увидела девушку. Сперва подумала – даун или что-то вроде. Очень уж характерные внешние признаки на лице. А потом она заговорила со своей спутницей, и стало ясно, что она вполне здоровая, речь без тормозов, адекватная, поведение тоже, исходя из наблюдений, нормального, обычного человека. Но вот лицо... Очень широко расставленные глаза, вогнутый широкий лоб, широченный и плоский нос. Полное ощущение родовой травмы. Уж не знаю, может и правда, щипцы неудачно наложили?.. На украдкой бросаемые взгляды со стороны других пассажиров она вообще внимания не обращала, вызывающего или какого-то угрюмого поведения, которое привычно видеть у людей с внешними уродствами, не демонстрировала. Вообще, вела себя как и все остальные, не пряча лица, смеясь и оживленно жестикулируя в разговоре с собеседницей. И я подумала, а привыкают ли люди к собственному уродству? Я не понимаю, как можно сказать уродство так, чтобы было понятно – в это слово я вкладываю лишь констатацию факта, а не предвзятое мнение/отношение/осуждение. Начинаю искать слова, как при разговоре с американцами женского пола прямо-таки. Так привыкают ли? Если это то, что нельзя изменить, то, что видишь в зеркале каждый день, то, что вызывает какие-то взгляды и шепоток за спиной? Или все равно, каждый день, глядя на себя в отражении, хочется его разбить? Каждый аккуратный вопрос со стороны новых знакомых о внешности – боль? И про себя подумала – а как бы я общалась с этой девушкой? Делать вид, что не замечаю, не обращаю внимания? Но ведь замечаю, обращаю. Спросить, как оно так вышло и как ей с этим? Бестактно, но ведь в голове эти вопросы вертятся. Как правильно себя вести? К нам в казино приходил человек после автомобильной аварии. Когда он садился за стол, пит-боссы вручную назначали крупье, выбирая в основном парней. Потому что девочки не могли вести игру, не могли глядеть на человека, не могли не вздрагивать. У него не было глаза, был искорежен череп, были следы ожогов на всем лице... Когда он подсел как-то за мой стол, я все пыталась понять, как же мне себя вести. В итоге представила, что это мой родной брат, которого я очень люблю и к которому привыкла. И вошла в негласную группу тех крупье, кого ставили за стол с этим игроком. Но так и не решила для себя вопрос, а как правильно общаться с таким человеком, если это не давний знакомый, не по работе, а вот, только что встреченный и представленный мне человек. Понятно, что на моем отношении к человеку как к человеку его внешность не отражается. Но ведь поначалу все равно возникают вопросы, и поначалу все равно вздрагиваешь, когда падает взгляд на изувеченное лицо... И на самом ли деле эти люди так привыкли к реакции окружающих, как показывают, или все равно внутри живет боль и обида на судьбу ли, на мир ли...

@темы: живые души, происки сознания

13:25 

lock Доступ к записи ограничен

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:01 

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Есть такие интересные человеки... Долго-долго они выискивают грязь и ужас, потом старательно морща нос, заплывают на самую середину этой грязи и этого ужаса, после чего начинают причитать и сетовать, как все стало плохо, куда смотрит правительство, и какой мир стал страшный и вонючий. А на попытки вытащить их из топи на свежий зеленый лужок или на предложения хотя бы задрать голову к небу и порадоваться облакам - выдают отборнейшее сопротивление, вербальное, а порой и физическое. И всю свою сознательную жизнь я старалась таких людей избегать. И даже не потому, что раздражает (хотя да, раздражает), а потому, что смысла не видела. Они не хотят видеть солнце, я не хочу сидеть в грязи - нормально. У каждого есть свобода выбора и право на свой собственный взгляд на мир. Но что меня в последнее время пугает... А не становлюсь ли я такой же вот болотной лягушкой? На улице солнечно, ярко, лето и осень переплетаются и смешиваются... И я даже вроде как это вижу, но не вижу. Смотрю, но не вижу. Вижу перед глазами Цхинвали и беженцев, думаю о них, а не о пронизанном солнечными лучами мире, и, кажется, готова начать не просто квакать, а еще и тормошить всех рядом находящихся на тему, что "какая-то в державе датской гниль". И это меня пугает. Пытаюсь что-то с этим делать, с таким своим атипичным состоянием.

@темы: происки сознания, живые души

22:04 

Прогулялись...

"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Гуляла сегодня со старым знакомым. Встретились под вечер, а я до этого по магазинам находилась, ноги стерла, да так сильно, что босиком ходить пришлось. Ну, гулять пошли в парк, там босиком хорошо так, приятно... Настроение расслабленное у меня было, умиротворенное - все, что хотела, сделала, решила просто ни о чем не думая, отдохнуть. Ходим с ним, бродим, как обычно, за жизнь разговоры разговариваем. И тут он так мимоходом, в канву разговора вплетает: "А давай ты за меня замуж пойдешь, а?". Я аж споткнулась. Спрашиваю его, с чего, мол, так вдруг? Два с лишним года дружбу дружим, и на тебе, жениться надумал. А он и признался, что я, босая, видите ли, вся такая беззащитная... Ему меня вдруг перестало страшно быть, и вот решился. А до этого, значит, ему все казалось, что я на такое его предложение таким взглядом отреагирую, что останется пойти и убиться об стену от осознания собственной ничтожности. Собственно, моя босиковость не помешала мне именно этим вот взглядом и отреагировать. Хорошо, что убиваться не пошел, ошибку свою осознал, раскаялся. Ничего, решили, что дальше дружить будем. Видать, жара как-то крайне специфически на мужской мозг действует...

@темы: отражение попутчика, живые души, доброта дней, диво дивное

Версты улиц взмахами шагов мну...

главная