Ночной Попутчик
"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Мавки тихонько грустили на берегу родного болотца. Вот уже почти закончилась и еще одна весна, а перелетные птицы в Город не вернулись. Не пролетали они над Лесом и в прошлом, и в позапрошлом году, но последняя надежда исчезла только в эту весну. Три мавки, ровесницы Леса, неспешно и почти незаметно таяли.
Л
ес и Город родились одновременно, в тот же миг, когда родился в чьем-то воображении этот мир. Произошло это так давно, что никто уже и не помнил, когда же именно это случилось. Казалось, что так было всегда и будет продолжаться еще вечность - Город, окруженный со всех сторон Лесом, живущие в Городе люди, и обитающие в лесу мавки. Но что-то сломалось, и время стало постепенно замирать. В Лесу оно замерло раньше, и вот уже несколько лет тут царит жаркий, душный, томный и сладковато-тошный август. Город какое-то время еще держался, но люди постепенно растворялись в никуда, и с последним человеком Город покинуло и время. Собственно, само понятие "весна" стало условностью. Она не наступила, птицы не вернулись, и вероятность того, что привычный ход вещей восстановится, исчезала, как исчезли жители Города, и как исчезали мавки. Причудливой фантазией их существование было тесно связано с радостью возвращения крылатых странников в родные гнезда. Радости, вместе с клекотом наполнявшей Лес раз в год, каждый год не стало, и все тоньше и тише трепетала жизнь в последних обитательницах стремительно застывающего мира.

Сколько им еще оставалось, не знали и сами мавки. С легкой печалью и покорным смирением наблюдали они, как все бледнее становились их лица, как все более ярко на фоне этой бледности пламенели красно-рыжие волосы, и тихо ожидали окончания красивой и кем-то давно любимой истории.

Кто из них и по какой причине решил пойти в Город, мавки не смогли бы вспомнить. Слишком давно они жили рядом, так давно, что стали почти одним целым, с общими мыслями и порывами. И когда одной из них зачем-то пришло в голову впервые покинуть Лес, остальные просто пошли рядом. Им и раньше не воспрещалось покидать родные места, но был установленный порядок, согласно которому обитатели Леса и Города, хоть и знали друг о друге, но оставались на своих местах, существуя параллельно и как бы независимо. Но ушли люди, ушло время, ушли и негласные правила.

А в Городе царила осень. Удушающий августовский зной Леса сменился прозрачной прохладой городского октября. Вдоль пустынных мостовых по вечерам продолжали зажигаться фонари, пустые трамвайчики дребезжали по рельсам, временами моросил по кровлям тихий дождь, а в парках цвели осенними красками клены. Красно-желтые листья устилали тропинки, плавали в лужах, рассыпались по лавочкам,и, казалось, излучали нежную красоту и умиротворение. И мавки замерли посреди парка, с зарождающейся надеждой и недоверием оглядываясь вокруг. Звенящее спокойствие и всепроникающая хрупкость октября дарили им жизнь. Иную, отличную от бесшабашного и легкомысленного веселья прежней. Тонкую, легкую, как еле слышный запах мокрых осенних деревьев, светлую, как грусть и гулкую, как опустевшие улицы. И вечную, как Город, Лес и мир, забытые создателем и временем.

@темы: сны разума, сказка на ночь